Понедельник, 19 ноября 2018, 06:471542602824 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Об общенациональной шизе и церковной франшизе. Или передел свечного рынка с помощью технологий франчайзинга
17.10.2018 09:02:54. Просмотрено 1020 раз. За сегодня — 2 раза.

Вначале несколько слов о франчайзинге, для чайников.

Франча́йзинг (от английского franchise, «лицензия», привилегия»), он же франши́за (от французского franchise — льгота, привилегия), коммерческая концессия — это вид отношений между рыночными субъектами, когда одна сторона (франча́йзер) передаёт другой стороне (франча́йзи) за плату (называется «паушальный взнос») право на определённый вид бизнеса, используя разработанную бизнес-модель его ведения. Франчайзинг - это развитая форма лицензирования, при которой одна сторона (франчайзер) предоставляет другой стороне (франча́йзи) возмездное право действовать от своего имени, используя товарные знаки и/или брэнды франчайзера.
 
Всемирно известный специалист в области теории маркетинга, автор знаменитого учебника Ф. Котлер выделяет, в частности, такие моменты франчайзинга:

Франчайзер получает отчисления за использование своего товарного знака, часто обеспечивает поставки сырья, компонентов, обучение персонала.
Франчайзи покупает (например, через выплату взносов) право ведения бизнеса по схеме, разработанной франчайзером. Франчайзи сам несёт затраты на подготовку, запуск и работу своего участка.
Франшиза — система, описывающая все аспекты и условия ведения бизнеса, чтобы он соответствовал требованиям франчайзера.
Паушальный взнос (от нем. die Pauschale «толстый кусок») — стоимость франшизы, фиксированная сумма, которую франчайзи платит франчайзеру на начальном этапе. Обычно составляет: 9-11 % от общих стартовых затрат. Включает: бизнес-бук (регламент организации деятельности), бренд-бук (правила построения и использования элементов фирменного стиля, рекламы), управление и обучение персонала, методики продаж, рецептуры и технологии, формы учёта, отчётности, инструкции и т. д.
Роялти — ежемесячный платёж за использование товарных знаков, патентов или иных авторских прав, принадлежащих франчайзеру. Может составлять 2-6 % от оборота/выручки или быть фиксированной суммой.
Рекламный взнос — ежемесячный платёж для проведения глобальных рекламных и маркетинговых кампаний. Может составлять 1-3 % от оборота/выручки или быть фиксированной суммой.
 
Интересно, что нынешний конфликт нескольких патриархатов, под которым ищут большую геополитику, вполне адекватно описывается не столько геополитическими категориями, сколько категориями франчайзинга. Итак, православие пришло на Русь из Византийской империи, или, как говорили тогда на Руси, «Греческого царства». Неудивительно, что новый вид специфического свечного бизнеса поначалу имел чисто внешнее управление: первые киевские митрополиты присылались из Константинополя (Царьграда), а Киевская митрополия входила в структуру Константинопольского патриархата. Затем митрополитами стали местные, «русские» (хоть и не совсем в том смысле, что сейчас). Однако Константинополь сохранил право на отчисления за использование древним Киевом своего «товарного знака». В этих отношениях Константинополь был франчайзером, а Киев (и все прочие центры Киевской митрополии, которая иногда меняла свою резиденцию) – франчайзи. Паушальные взносы с «всея Руси» текли в Царьград. 

Затем появился новый мощный центр свечного бизнеса – Москва. Ее тяготила зависимая роль франчайзи, и она в 1589 г. сама провозгласила себя «патриархией», т.е. франчайзером, при этом нагло продолжая использовать завезенную некогда из Константинополя «торговую марку» и социальную технологию, добавляя, правда, некоторые свои «национальные» дополнения. Примерно, как псевдо-«Макдональдс» в «ДНР».

Дальше больше. Пользуясь ослаблением Константинополя и силой своих царей, Москва в 1686 г. добилась от Константинополя бумаженции, согласно которой украинская территория, с которой в Константинополь/Стамбул уплачивались роялти и паушальные взносы, попала под контроль Москвы. 

Так продолжалось триста лет. В начале 1990-х, после получения Украиной независимости, тов. Михаил Денисенко, известный более как Филарет, занимавший одну из самых высоких должностей в московском свечном бизнесе, решил освободить все подконтрольные ему точки по продаже свечек от необходимости выплачивать роялти и паушальные взносы в Москву и учредить собственный франчайзинг. Если подходить с точки зрения обычаев бизнеса, это вполне можно было рассматривать как пиратство, или незаконное использование товарных марок и знаков. Или расторжение в одностороннем порядке долгое время действовавшего договора франшизы. Естественно, что Москва вполне закономерно отреагировала на этот акт непризнанием нового «самопровозглашенного» франчайзера и всего его бизнеса. При этом Москва предпочла забыть, что и сама она в 1589 г. поступила во многом аналогично товарищу Денисенко, провозгласив себя полноправным франчайзером, в то время как Константинополь еще некоторое время продолжал рассматривать ее всего лишь как покупателя права ведения бизнеса. 

Тем временем хитрые греки, т.е. Фанар, оценив ситуацию на перекроенном свечном рынке северных варваров, тоже решил включиться в передел, и признал уступку прав франчайзинга на украинских территориях от 1686 г. в пользу Москвы незаконной, со всеми вытекающими экономическими последствиями: перераспределение доходов, переадресование роялти, переманивание персонала и потребителей услуг, и т.д. Это вызвало бурную негативную реакцию московского франчайзера. Что вполне понятно и естественно для мира бизнеса, где чаще действуют из денежных интересов, а не христианской любви. 

А теперь еще раз обратимся к определению Котлера: «Франчайзер получает отчисления за использование своего товарного знака, часто обеспечивает поставки сырья, компонентов, обучение персонала».
Интересно, что церковный бизнес полностью вписывается в это определение франчайзинга, вплоть до поставок сырья, ведь миро Украина получала из России. Т.е. Московский патриархат «обеспечивает поставки сырья, компонентов…» И, кстати, «обучение персонала» тоже (духовные академии и семинарии).

И еще одна параллель. Схема прямого франчайзинга предусматривает передачу прав по ведению бизнеса на ограниченную территорию. Вот вам понятие 2канонической территории». Немудрено, что так болезненно воспринимается в православном мире «вторжение на каноническую территорию». Это же нарушение бизнес-договора! Это же пиратство!

В общем, вместо такой-то подвижник «в схиме» иногда можно говорить: такой-то монах… в схеме.
Ну что ж… Монахи пусть будут в схеме, а простым гражданам, т.е. потребителям церковных услуг, рекомендую не впадать вслед за политиками в шизу, а помнить про франшизу…