Четверг, 17 октября 2019, 03:371571272632 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Съемка репортажа о копанках в Снежном превратилась в настоящее приключение для иностранных журналистов. 19 февраля съемочная группа французского 24-го канала приехала в Донбасс, чтобы сделать небольшой фильм о нелегальных шахтах в поселке Северный. Прочитав на нашем сайте репортаж о Снежном под названием «Конец государства. Территория, где правят бандиты», корреспонденты Гулливер Краг и Себастьян Гобе связались с автором этой статьи и попросили организовать им поездку в поселок. Я сразу согласился помочь иностранцам, посчитав, что их визит может привлечь дополнительное внимание к проблеме нелегальных разработок и коррупции. Забегая вперед, напишу, что так и получилось на самом деле.

Утром мы отправились в Снежное на машине съемочной группы. Со времени прошлого визита в Северный у меня остались телефоны местных жителей, поэтому наш визит не был для них сюрпризом. После выхода ряда репортажей о тяжелой ситуации в поселке, в Снежном поднялся переполох. Часть копанок приостановила добычу, а власти пригласили активистов в поселковый совет для переговоров. «Копанка Рафика» на улице Шушенской, против которой местные жители восстали еще в ноябре, с тех пор так и не заработала из-за шумихи, однако, как говорят люди, ее владелец, местный предприниматель Рафаэль Тамазян, обещал однажды все-таки запустить шахту.

Всем участникам съемочной группы ранее уже неоднократно приходилось бывать в Украине, однако по их признанию, нигде они не видели столь мрачных и депрессивных мест, как шахтерские города. Виды Тореза и Снежного журналисты сравнивали с Чернобыльской зоной, в которой им приходилось бывать ранее. Впрочем, о таком сходстве многократно писали и до них.

Чем далее мы углублялись в Снежное, тем более унылые пейзажи открывались нашим взорам. Повезло разве что с погодой. Из-за мороза непроходимая грязь на улицах поселков замерзла и выглядела угрожающе только на фотоснимках, совершенно не пачкая нам ноги и колеса.


Прибыв на место, иностранцы принялись записывать интервью с местными жителями, которые сперва охотно делились своими проблемами, а затем повели нас показывать копанки.

Шахта, с которой люди воевали с прошлого года, не работала. Бизнесмен Рафаэль Тамазян, который арендует земельный участок для будущей «дырки», так и не смог ее запустить. Забор вокруг копанки был частично демонтирован, так что съемочной группе удалось попасть на территорию промышленной площадки. Там их взорам предстала ничем не прикрытая дыра в земле, из которой валил пар, подстанция, которую установили специально для будущей шахты, и сторожка с нетрезвой сторожихой.



Характерно, что в документах, которые оказались в распоряжении «ОстроВа», указано, что Тамазян и его ООО «Град Инвест Плюс» приобрели строение, якобы расположенное в этом месте, но на самом деле никакого строения там нет. Технический паспорт на него есть, а нежилого строения не существует.


Разрешение на добычу угля ООО не получило до сих пор. В этих документах сказано, что поселковый совет не принял соответствующее разрешение, а кроме того, заявляет, что предприниматель незаконно установил ограду вокруг участка.
      

Женщина в сторожке оказалось хорошо знакома жителям Северного. Увидев делегацию незваных гостей, она тут же вступила в перепалку с ними. Люди, протестующие против копанки, называли ее «бомжихой», ранее жившей на соседней улице. В ответ та обзывала их «сумасшедшими», которым не сидится дома. Сторожиха призналась, что зарабатывает 500 грн в неделю за то, что живет в деревянной будке и охраняет территорию. Она также заявила, что копанки должны работать, так как другой работы в городе нет. 



После общения с нами, женщина тут же позвонила своему начальству и сообщила, что нам следует побыстрее уезжать.

Напомним, что конфликт вокруг строительства этой шахты возник после того, как жителям Северного стало известно, что участок выкупил бизнесмен Тамазян, чтобы добывать на нем уголь. Его территория начинается сразу через забор от жилых домов, и люди боятся, что из-за шахты их жилища могут разрушится, как это уже случилось на улицах Лядова и Козлова. Там из-за копанок обезлюдели десятки домов. Фундаменты просто провалились под землю, как это видно на этом снимке.


Оставшиеся местные жители живут в домах, которые буквально расползаются из-за смещения почвы. Вот так, к примеру, выглядит дом Зинаиды Трофимовой. Трещины в стенах появляются постоянно, внутри отваливается штукатурка.


Женщина неоднократно обращалась в милицию, но там ей отказали в возбуждении уголовного дела из-за «отсутствия состава преступления».


Жители улицы Шушенской уверены, что будущая шахта Тамазяна также разрушит их дома.

Выслушав жалобы местных жителей и записав их интервью, журналисты отправились дальше, на опушку леса, к другой копанке, которую также снимали в прошлый раз.


Эта копанка оказалась закрытой. Если в январе на ней нам удалось застать работавших шахтеров, то теперь нас встретила абсолютная тишина. Кайбаш был пуст, в снегу валялись выброшенная рабочая одежда, а вход в «дырку» был забит досками. Правда, такая консервация выглядела явно временной, так как под землю тянулся силовой кабель, а доски были прибиты слишком уж хлипко.


Оторвав пару штук, журналисты стали снимать ствол.


После этого иностранцев пригласили пройти к местному кладбищу, где по словам снежнянцев, работала еще одна большая нелегальная шахта. Во время нашего прошлого визита местные жители не показывали ее нам, так как некоторые из них сами работали на этой шахте. На этот раз решили показать, очевидно, проникнувшись особым доверием к иностранцам. И даже назвали имя управляющего Александра Подгорного и владельца шахты - человека по фамилии Кит.

Шахту Подгорного язык не поворачивается назвать копанкой. Она отличается от прочих примитивных нор в лесу внушительными конструкциями. На земле построен углепогрузочный комплекс, откуда уголь насыпают в самосвалы. Гудят подъемные механизмы, суетится рабочая смена. Похоже, в одной смене работает около десяти человек, а это немало, как для «дырки».


Эта шахта в самом деле находится прямо у поселкового кладбища, а выработки уходят под захоронения. Добыча в этих местах ведется на сравнительно небольшой глубине, и жители опасаются, что гробы скоро начнут падать прямо в забои. Возле кладбища – горы породы, отходы угледобычи. Ими засыпали дорогу, по которой жители поселка ранее ездили на кладбище.


Иностранцы попытались договориться с нелегальными шахтерами об интервью, но те спрятались от них в бытовку и стали тут же звонить начальству. Работали на шахте и женщины. Они посоветовали журналистам срочно уезжать, пока не приехали владельцы, и пообещали, что в противном случае нас ждут неприятности.


Тут же, на улице, расположенной в пятидесяти метрах от шахты, в самом крайнем доме, люди показали нам оборудованную шахтерскую баню и раздевалку. Рядом стояли легковые автомобили рабочих и самосвал «ЗиЛ». Возле дома нас встретила женщина, работающая банщицей. Во время нашего прошлого визита в Северный она была среди протестующих против копанки на улице Шушенской, однако, как выяснилось, теперь сама работала в похожей шахте чуть поодаль, в лесу.


Жители Северного рассказали нам, что многократно жаловались на нелегальные шахты в милицию и писали письмо местным властям, однако никакой реакции на их жалобы не следовало. По словам снежнянки Лидии Сибиркиной, мэр Снежного Доронин в ответ на все просьбы разобраться с копателями, ответил коротко: не лезьте в эти дела! Действовать правоохранители и власти начали лишь после нескольких публикаций о проблемах снежнянцев в СМИ.

Самое интересное началось на обратном пути. Когда мы собирались в обратную дорогу, жители Северного предупредили нас, что после звонка сторожихи нами заинтересовались люди Рафаэля Тамазяна и посоветовали ехать назад без остановки. Нам сказали, что по дороге нас будет ждать машина, и чтобы мы не контактировали с нею. В дорогу местные жители дали иностранцам варенье и поблагодарили за визит.

Машина, о которой шла речь, стала преследовать нас на выезде из Северного. «Хёндай Акцент», пристроившись за нами, сначала мигал фарами, а затем пошел на обгон и попытался подрезать автомобиль. Люди, сидевшие в нем, махали в окна руками, призывая журналистов остановиться, однако иностранцы решили не останавливаться. Некоторое время два автомобиля (к «Хёндаю» также присоединился «Ланос») преследовали нас, однако позже отстали, когда мы заехали в центр города.

Немного поразмыслив, журналисты решили не обращаться в милицию, так как жители Северного ранее сообщили нам, что все правоохранители в городе сотрудничают с угольной мафией и не станут нам помогать. Гулливер Краг на практике проверять эту информацию не пожелал, и предпочел ехать в Донецк.

Происшествие в Снежном с иностранными журналистами вызвало большой ажиотаж в украинских СМИ. Европейцы уже успели дать интервью телеканалу «Донбасс», а также рассказать о том, что произошло, на видеокамеру.



Тем временем, милиция в Снежном уже связалась с владельцами земельного участка на Шушенской из ООО «Град Инвест Плюс» и сообщила, что люди в автомобилях, оказывается, ехали за журналистами, чтобы просто с ними поговорить и показать им разрешительные документы.

В данный момент по факту препятствования журналистам в Снежном возбуждено уголовное производство.

Станислав Кметь, «ОстроВ»

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: