Четверг, 17 октября 2019, 03:121571271127 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

В минувший четверг, 14 марта, в центре Донецка у здания облгосадминистации протестовали несколько человек, требовавшие у чиновников защитить их от квартирных мошенников. Две девушки, мужчина и женщина держали в руках плакаты «Нам негде жить» и «У меня отобрали квартиру». Пикетчики заявили, что являются жертвами преступной группировки, обманным путем завладевшей их жилищами. Истории их показались несколько странными, вместе с тем, для многих они, возможно, послужат уроком на будущее, а также примером того, как лучше не поступать.


62-летняя Виктория Суровцева стала жертвой мошенников в 2005 году. По ее словам, знакомый Сергей, которому она доверяла, подсыпал ей в кофе неизвестное вещество, после чего женщина впала в состояние эйфории и не смогла контролировать свои действия. Далее мошенник отвез Суровцеву к нотариусу, где убедил подписать договор займа. Женщина якобы одолжила у него крупную сумму денег, под залог которой отдала собственную квартиру. 


Опомнившись, Суровцева стала разыскивать Сергея, но тот внезапно исчез. А через некоторое время женщина узнала, что хозяином ее квартиры является некто Евгений Голубев. Хозяйка обратилась к правоохранителям, однако толком ей ничего добиться не удалось. Милиция и прокуратура постоянно затягивали следствие и отказывали женщине в возбуждении уголовного дела. Кофе, в котором якобы содержалось наркотическое вещество, на экспертизу взять отказались. Единственное, что удалось добиться жертве мошенников – временного моратория на операции с утраченной квартирой, которая в настоящее время стоит пустая и запертая. Хозяйке остается надеяться только на положительное решение суда, который длится в настоящий момент между нею и новыми владельцами ее квартиры.


Бездействие правоохранителей Суровцева объясняет обширными связями квартирных мошенников. По ее словам, Голубев сам признавался ей, что платит прокуратуре и милиции, а саму хозяйку обещал «ликвидировать». Женщина рассказала, что один раз к ней в дверь ночью позвонили неизвестные, представившиеся сотрудниками милиции, и потребовали открыть дверь. После того, как Суровцева отказалась открывать – ушли ни с чем.

После этого инцидента женщина написала заявление в прокуратуру Ворошиловского района города Донецка о фактах покушения со стороны участкового инспектора, однако прокуратура, опросив сотрудников Ворошиловского РОВД, отказала в возбуждении дела. Участковый Петров рассказал следователям прокуратуры, что никогда не угрожал Суровцевой и не предпринимал в отношении ее попыток насильственных действий. В милиции намекнули, что Суровцева страдает психическим расстройством и сама виновна в потере собственного жилья, которое утратила по глупости.

Другой пикетчик - Виктор, пришедший под здание ОГА с дочками-близнецами, рассказал не менее странную историю. В начале 2000-х годов он решил начать собственный бизнес, и для этого надумал взять деньги в кредит. Знакомый таксист посоветовал ему занять деньги у того самого Голубева, которого назвал «серьезным бизнесменом». Виктор решил занять деньги под залог дома, в котором жили его родители, но, по его словам, мошенники подсунули ему вместо договора займа – договор дарения. Через несколько лет Виктор отдал долг и забыл о нем. Однако в 2010 году к нему вдруг явились судебные исполнители, которые пояснили, что дом Виктора уже сменил двух собственников и нынешний хозяин требует от жильцов покинуть его. Тот факт, что в квартире все время была прописана семья Виктора, не остановил ни мошенников, ни должностных лиц, оформлявших документы на дом, который сначала перешел в собственность Евгения Голубева, а затем был перепродан им некоему Головко. Даже прописанные в доме несовершеннолетние дети не стали помехой для воротил. Виктора вместе с дочками выселили. Теперь он вынужден искать правды в судах, хотя надежды на положительное решение, как и в случае с Викторией Суровцевой, немного. Ведь документы человек подписывал добровольно. А знал он, что в них написано, или нет – доказать теперь невозможно. 


По словам пикетчиков, они – далеко не единственные жертвы мошеннической группировки. Пострадавших на самом деле более сотни. На вопрос, почему в таком случае молчат и не протестуют остальные, Суровцева ответила – что их никто не может найти, и судьба их неизвестна. По словам потерпевшей, эти люди могли быть убиты. 

Рассказ обоих жертв мошеннической группировки весьма запутан, изобилует преувеличениями и допущениями. Его можно было бы вовсе не воспринимать всерьез, если бы не одно но… В распоряжении Виктории Суровцевой оказались бумаги, подтверждающие, что вышеупомянутый Голубев владеет в Донецке более чем сотней квартир. 


Бумага является копией статистической карточки на лицо, совершившее мошенничество. Заведена она была в МВД. Достать документ по своим каналам удалось адвокату потерпевшей. В карточке указано, что Евгений Голубев уже привлекался за мошеннические операции, а также перечислено имущество гражданина – квартиры в разных районах Донецка, перешедшие в его собственность в основном в 2005 – 2006 годах. Как раз в то самое время, когда свою квартиру утратила Виктория Суровцева. 


Конечно, странное и откровенно глупое поведение жертв мошенника, признающих, что фактически добровольно подписывали документы, вызывает много вопросов. Люди во многом сами виноваты, что оказались в тяжелой ситуации, связавшись с криминалом и легкомысленно подписав бумаги, в которых мало что понимали. Но это отнюдь не отменяет того факта, что в Донецке действительно может действовать преступная группировка, специализирующаяся как раз на таких доверчивых и малограмотных людях. И возможно, история несчастных пикетчиков Донецкой ОГА, оказавшихся на улице вместе с детьми, послужит для многих поводом задуматься и не повторять ошибок других.

Помните, что учиться на чужих просчетах гораздо менее болезненно. 

Станислав Кметь, «ОстроВ»


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: