Понедельник, 20 августа 2018, 03:481534726104 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

«При планировании и ведении боевых действий забота об окружающей среде находится, очевидно, на последнем месте, несмотря на те долговременные негативные последствия, которые будут иметь влияние на все составляющие окружающей природной среды и население». Так начинается аналитический отчет Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) «Оценка экологического ущерба и приоритеты восстановления окружающей среды на востоке Украины». А какие наиболее существенные изменения уже произошли в природной среде Донецкой области в связи с четырехлетними боевыми действиями и к чему они приведут в ближайшие годы с точки зрения местных экспертов, имеющих многолетний опыт профессиональной работы в сфере экологии? За комментарием проект FreeСХІД.ua обратился к государственному инспектору по охране окружающей природной среды Донецкой области Сергею Буфистову, который работает в Государственной экологической инспекции с 1996 года.


Что осталось на неподконтрольной территории Донецкой области, и знаем ли мы, в каком состоянии?

В обновленном Министерством экологии и природных ресурсов Украины списке 100 крупнейших загрязнителей окружающей среды, опубликованном в 2018 году – 16 объектов, расположенных на территории Донецкой области. Так вот: из этих 16-ти 5 расположены, к сожалению, на временно неподконтрольной территории, а все остальные – на территории, контролируемой Украиной.

Понимаете, там остались три крупных металлургических предприятия, четыре очень крупных коксохима, два химических завода: «Стирол» и Горловский химзавод, который всегда был большой проблемой. Затем – много биологических коммунальных очистных сооружений, шахты, другие предприятия. Вы знаете, нельзя же разделить, проведя какую-то черточку: вот это наша территория, а это – временно неконтролируемая территория. Потому что в природе всё взаимосвязано. И неважно, где именно находится тот или иной объект – он влияет на качество окружающей среды нашей области и вообще Украины комплексно.

Для того, чтобы совершать какие-то действия, надо иметь правдивую информацию. Так вот даже информация с той стороны, с неконтролируемой, во-первых, очень противоречива. Во-вторых, мы не можем ее назвать достоверной как с юридической точки зрения, так и научной. Сейчас нет и не может быть официального обмена информацией – достоверной и правдивой. Вот в чем дело. Поэтому воздействовать с этой стороны на то, что делается там – ну, если бы могли, так там бы этого уже и не было.

Кроме того, есть проблемы и здесь, которые накапливались десятилетиями. На территории всей области реконструкция очистных сооружений бытовых стоков не производилась десятилетиями. В аварийном состоянии у нас сооружения очистные в Славянске, Доброполье и так далее. О сельских очистных сооружениях я вообще молчу!

Какая опасность кроется в отстойниках на линии соприкосновения?

Есть еще такие проблемы, возникающие на линии разграничения. Тоже, к сожалению, из-за ведения боевых действий наше влияние может осуществляться очень ограничено. Вот у нас такое предприятие ЗАО «Бахмутский аграрный союз». И у него очистные сооружения. Это такое производство, где очень большое поголовье свиней, и, конечно, есть отстойники жидких отходов. И эти отстойники находятся не то, что в «серой зоне», они находятся прямо на линии соприкосновения. И поэтому, если там что-то произойдет – то эти жидкие отходы от выращивания свиней попадут в реку Кодемка. А она впадает в реку Бахмут, которая является притоком Северского Донца. Вы понимаете, что такое свиные фекалии пойдут по этим рекам в основной источник питьевой воды Донбасса?! Поскольку предприятие находится на линии огня, надо только надеяться, что хватит здравого смысла всем не бить туда чем-то очень тяжелым.

Болота и солончаки – прогноз относительно будущего местности, где прекращена откачка шахтных вод.

Есть еще такая огромная проблема, которая связана с водоснабжением и не только. Сейчас по той информации, которой мы располагаем, на неконтролируемой территории закрываются шахты, и в первую очередь идет прекращение откачки шахтных вод. Останавливаются водоотливы. По данным геологов, на территории Центрального – это Горловско-Енакиевский, Донецко-Макеевский, Торезско-Снежнянский углепромышленные районы – могут возникнуть условия, когда осуществление откачки шахтных воды станет уже и невозможно. Из-за гидравлической связи между шахтами те из них, которые продолжают работу, не смогут принимать дополнительные объемы воды из шахт, которые затапливаются. А значит, тоже будут затапливаться, и вынуждены будут прекратить работу.

Шахтная вода – очень, очень высокоминерализованная. При заполнении пустот, поднимаясь вверх, эта вода все равно найдет где-то выход, да? И вот пока она будет подниматься, достигнет тех водоносных горизонтов, из которых питаются колодцы, скважины и так далее. И вода из этих питьевых горизонтов, смешавшись с шахтной, станет непригодной для питья, а, может, и для хозяйственного пользования. Далее вода, достигнув уже поверхности, будет где-то выливаться, да? И это приведет к подтоплению очень больших площадей. По данным геологов, при одновременном затоплении всех шахт Центрального углепромышленного района – это Горловско-Енакиевский промузел – площадь подтопленных территорий увеличится в два раза и будет иметь 65% площади региона. Что это значит? Это, во-первых, значительное ухудшение качества воды в водоносных горизонтах, которое приведет к ее непригодности. Второе: подтопление – это болото. Это приведет к разрушению сооружений, инфраструктуры. И третье: поскольку вода очень минерализованная, то даже если мы ее – ну, когда-нибудь! – уберем и все это осушим, то мы получим просто солончаки, на которых вообще ничего не будет расти еще много лет.

Я вам скажу так: я не могу озвучивать цифры [когда произойдет затопление территорий], и вряд ли сейчас найдется серьезный специалист, который вам назовет точные цифры. Прогнозы можно делать на основе сравнения с какими-то ситуациями, которые уже были. То есть сейчас никто вам не может сказать, что это [затопление территорий] будет через 10, 20 или 50 лет, с какой скоростью вода будет подниматься, к какому горизонту… К чему это приведет – можно только прогнозировать. Но, знаете, прогнозы – это такое дело неблагодарное.

Тогда как же предотвратить развитие негативных сценариев в решении экологических проблем Донбасса?

Конечно, есть вопрос – как это предотвратить. Я скажу: есть технологии, есть откачка и другие средства консервации шахт. Но, во-первых – это все очень затратно, ну, знаете, сколько сейчас стоит электроэнергия, чтобы насосы работали. А, во-вторых, чтобы это всё делать, необходимо прекращение войны. Иначе невозможно реализовать любые разумные и даже финансово подкрепленные планы.

Проблема остановки шахт существует, к сожалению, не только на неконтролируемой территории, но и на нашей. В частности, есть такая шахта №2 «Новогродовская» государственного предприятия «Укруглереструктуризация», на которой в конце прошлого года была приостановлена откачка воды. Людей, которые обслуживали эти водоотливы, уволили, и не только прекратили откачку воды, но даже демонтировали оборудование. Дело в том, что эта шахта через подземные водоносные горизонты связана с шахтой имени Коротченко там же в Селидово, на которой также остановлена ​​откачка шахтных вод. Через подземные водоносные горизонты эта шахта №2 «Новогродовская» связана с ныне работающей шахтой «1-3 Новогродовская». И, учитывая, что все эти шахты имеют гидравлическую связь [между собой], то полная остановка водоотливной установки на шахте №2 «Новогродовская» привела к значительному притоку воды в шахту Коротченко. И все это приведет к тому, что... я уже не говорю об аварийной ситуации на работающий шахте, возможно, затопление ее выработок, но всё это неизбежно уже приводит к подтоплению части города Селидово в районе реки Соленая. А если дальше будет подниматься уровень воды, то это уже не гипотеза, это уже будет точно, и считать время подтопления части города Селидово надо не десятилетиями. Здесь уже точно можно сказать, что это не 50 лет, и не 30.

Я пытался предоставить доступную мне корректную и достоверную информацию о состоянии окружающей среды в Донецкой области, озвучил лишь часть существующих проблем для того, чтобы население области было осведомлено об этих проблемах. Не для того, чтобы кого-то напугать или сказать – всё хорошо. Как есть, так и есть! Кроме того, решение экологических вопросов на Донбассе зависит от активной гражданской позиции тех, кто здесь живет и всех тех, кому не безразлична дальнейшая судьба и жителей Донбасса, и вообще того, что называется Донбасс.

Материал подготовлен коллективом freeСХІД.ua

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: