Вверх

Новый кредит Международного валютного фонда дал Украине небольшую передышку. Однако уже скоро всех нас ждет новый виток жесткого кризиса. Надежд, что власти удастся как-то смягчить его последствия для граждан и для страны – уменьшаются с каждым днем. Между тем, кем-то заведенный часовой механизм продолжает тикать, неумолимо приближая время "Ч".

Жертвы битвы слонов

Неблагоприятные тенденции на мировых сырьевых рынках продолжают работать против украинской власти. Раньше они работали против В.Януковича и Н.Азарова, теперь – против П.Порошенко и А.Яценюка.

Потому что эти тенденции аполитичны и базируются на глобальных экономических факторах, бесконечно далеких от внутриусобных украинских баталий.

Единственное, что сразу бросается в глаза при сопоставлении данных Государственной службы статистики – резкое ускорение негативных процессов.

Так, если в 2013 г. украинский экспорт потерял 8% валютных поступлений, то в 2014 – уже 13,5%, или почти в 2 раза больше. В абсолютных значениях это $5,498 млрд и $9,399 млрд соответственно.

Остается добавить, что по итогам января показатели оказались просто ужасающими: сокращение экспорта к аналогичному периоду 2014 составило 31,2%.

Премьер Арсений Яценюк и министр экономики Айварас Абромавичус никак не комментируют ситуацию, но вообще-то, по идее, у них от таких данных волосы должны вставать дыбом.

И вопреки утверждениям главы правительства о том, что во всех бедах украинской экономики виноват президент РФ Владимир Путин, анализ новостей деловых СМИ показывает, что это далеко не так.

Падение мировых цен на металлопродукцию связано, во-первых, с замедлением роста ведущих мировых экономик – это приводит к снижению спроса на сырьевую продукцию с их стороны.

Во-вторых - со строительством в прежние годы большого числа сталеплавильных предприятий в азиатско-тихоокеанском регионе, прежде всего в Китае.

При этом построили их гораздо больше, чем требуется. В одной только КНР могут выплавить на 300 млн т. стали больше, чем необходимо их собственной экономике.

В результате ненужными оказались производственные мощности и в других регионах – потому как китайцы активно демпингуют, заваливая ближние и дальние рынки дешевым, хотя и некачественным, металлом.

Поэтому даже в ЕС избыточные сталеплавильные мощности оцениваются сейчас профильной ассоциацией Eurofer в 50 млн т. Половина доменных печей в Европе, остановленных еще в первую волну кризиса 2008 г., так до сих пор и не запущены в работу, - отмечал в декабре 2014 экс-глава Eurofer Вольфганг Эгер.

Неудивительно, что в такой ситуации падают экспортные цены на металлопродукцию в черноморских портах. К примеру, если в 2013 г. средняя цена стального сляба была $478/т., то уже в декабре 2014 –$382.

Еще большим было в 2014 снижение мировых цен на железную руду: с $135/т. до $65/т. из-за наращивания добычи ведущими горнорудными корпорациями: бразильской Vale, австралийской Rio Tinto и австрало-британской BHP Billiton.

Они пытаются удушить друг друга за счет снижения цен на свою продукцию – которое происходит из-за увеличения ими же предложения железорудного сырья (ЖРС) на рынке.

С этой целью в эксплуатацию вводятся все новые месторождения. С другой стороны, в толкотне между собой слоны затаптывают мосек: более мелкие игроки не выдерживают падения цен.

Например, в декабре 2014 закрыла производство и объявила банкротство шведская компания Northland Resources, которая добывала на шахтах в заполярных районах Швеции и Финляндии 30 млн т. железной руды в год.

Шахтный способ добычи традиционно более затратный, чем карьерный, поэтому украинские железорудные шахты тоже в зоне риска. Это шахта им. Артема комбината "АрселорМиттал Кривой Рог", шахта "Родина" Криворожского железорудного комбината и шахта "Юбилейная" горно-обогатительного комбината (ГОК) "Сухая балка".

Кроме того, подземная добыча руды ведется на Запорожском железорудном комбинате.

Остальные железорудные ГОКи пока держатся, однако уже вынуждены отказаться от инвестиций в дальнейшее развитие. Зависимость простая: вместе с падением мировых цен на ЖРС соответственно в 2 раза упали их доходы.

Тогда как затраты горняков растут: сколько сейчас стоят бензин и дизтопливо – все знают, а карьерные самосвалы работают на дизтопливе.

И расход горючего у этих большегрузных монстров совсем не такой, как у Daewoo Matiz. Отсюда тревожные предпосылки для сокращения объемов добычи, а значит, еще большего снижения валютных поступлений.

По данным источников в группе "Метинвест", сейчас у них добыча на Центральном ГОКЕ уже является убыточной, а на Ингулецком ГОКе – прибыльность близка к нулевой.

По тем данным, которые источники давали ранее, себестоимость добычи железной руды на криворожских ГОКах - $38/т., компания Ferrexpo, включающая Полтавский и Еристовский ГОКи, приводила официальные данные по своим предприятиям: $47,5/т. в 2014 г.

В то время как у Rio Tinto в Австралии себестоимость $15-20/т. Т.е. "слоны" имеют большой резерв для дальнейшей игры на понижение. А вот запас прочности украинских игроков давно исчерпан.

Остается лишь добавить, что правительство Украины во главе с А.Яценюком никак им не помогает – наоборот, пытается додавить постоянным повышением рентной платы за недропользование.

Очевидно, что нет более надежного способа угробить украинскую горнорудную промышленность, чем повышать на нее налоговую нагрузку в неблагоприятных условиях на внешних рынках.

Тем более, что у властей есть другие возможности наполнения госбюджета – например, прекратить контрабандный ввоз бензина и солярки в Украину.

Или получить наконец несколько млрд грн. от госкомпании "Укрнефть", которой почему-то распоряжается некий олигарх, открыто заявляющий, что положенные дивиденды государство никогда не получит.

Одним словом, не мешало бы правительству заняться наконец детенизацией украинской экономики. Остается добавить, что металлопродукция дает 22,3-23,9% всех годовых доходов от экспорта.

По руде показатель колеблется 4,8-6,4%. Таким образом как минимум 25% валютных поступлений постоянно сокращаются – если брать ситуацию в горно-металлургическом комплексе страны в целом.

Когда весь мир против

Не менее угнетающе выглядит картина и в химической промышленности. Здесь основной отраслью является выпуск азотных минеральных удобрений.

Даже в относительно благополучном невоенном 2013 г. их экспорт в денежном выражении рухнул сразу на 34,6%, до 1,171 млрд. В 2014 получено падение еще на 40,7%, до $694,5 млн.

И дело не только в АТО, из-за которых простаивал северодонецкий "Азот" и продолжает стоять горловский "Стирол". И не только в проблемах со снабжением природным газом – сырьем для выпуска азотных удобрений.

Так, из-за перебоев в подаче газа один из крупнейших производителей, государственный Одесский припортовый завод в 2014 работал примерно на 50% от проектной мощности.

Проблема еще и в стремительном наращивании производства в Китае, Иране, странах ближневосточного региона. В результате если в 2011 г. средняя цена карбамида как основного вида азотных удобрений, была $406/т. в черноморских портах на условиях FOB, то в 2014 – только $315/т.

Не оправдались и большие надежды на агросектор, которые возлагали как инвестиционные аналитики, так и правительство Украины. Причем не только нынешнего состава, но предыдущего.

Действительно, так получилось, что в период кризиса 2008-2009 гг. агропромышленный комплекс оказался тем локомотивом, который потянул на себе всю экономику.

Поэтому и в 2010-2012 гг. большая ставка делалась на развитие АПК. Туда выделялись значительные средства из госбюджета в качестве дотаций на поддержку и развитие.

А тогдашний первый вице-премьер Сергей Арбузов утверждал, что в системе мировой торговли наиболее востребованной будет украинская агропродукция – поэтому и будущее за агросектором.

Аналогичные тезисы еще осенью прошлого года можно было услышать и от министров А.Яценюка, и увидеть в прогнозах НБУ и инвесткомпаний.

Но что мы имеем по факту? Действительно, в 2012 г. рост экспорта зерновых был в 1,94 раза, до $7 млрд, что составило 10,2% всех доходов от экспорта.

Таким образом, некоторые основания для эйфории у С.Арбузова и аналитиков имелись. Но уже результаты 2013 г. выглядят как холодный душ для мечтателей: снижение на 9%, до $6,371 млрд.

Впрочем, долю в 10,1% от всей валютной выручки экспортеры зерна удержали. Далее в 2014 г. удалось немного отыграть прошлогодний откат: прирост составил 3%, до $6,544 млрд, а составляющая зерновиков увеличилась до 12,1% от всех поступлений.

Однако, как следует из приведенных данных, резервы для дальнейшего роста экспорта у аграриев исчерпаны, и он не компенсировал потерь от падения внешних продаж продукции ГМК и химпрома.

И это при том, что в физических объемах Украина в 2013-2014 маркетинговом году вошла в тройку мировых лидеров по экспорту зерна, пропустив вперед только США и ЕС.

Просто как раз летом 2014 обвал цен на пшеницу достиг минимальных значений с 2010 г. - $192/т. В феврале т.г. на условиях FOB в черноморских портах Украины пшеницу закупали $190-193/т.

Т.е. отката цен не произошло, они так и продолжают "лежать на дне". Хотя еще в январе 2014 г. покупатели на Чикагской зерновой бирже (индикатор мировых цен) охотно подписывали контракты по $316/т.

Оказалось, что цены на зерно и другие основные виды продовольствия на мировых рынках подвержены точно таким же колебаниям, как и на стальной прокат или минеральные удобрения.

Новые риски

Исходя из этого мартовская закупка Национальным банком Украины (НБУ) около $600 млн в свои резервы для дальнейшего сглаживания валютного ажиотажа не выглядит как достаточное условие курсовой стабильности.

По оценкам самих банкиров, уже на тот момент в середине марта отложенный спрос на валюту достигал $1 млрд и с каждым днем только нарастал.

Т.е. потенциальные потребности желающих купить валюту были гораздо выше, чем объем, который им мог бы предложить Нацбанк. Поэтому любое малейшее ослабление административных ограничений на межбанковских торгах неминуемо закончится новым обвалом гривны.

Таким образом, в обозримом будущем фундаментальных предпосылок для укрепления гривны нет даже в случае полного прекращения войны на Донбассе.

По оценкам Международного совета по зерну IGC, мировое производство пшеницы в 2015 г. будет находиться на рекордно высоком уровне – 717,2 млн т. против 712,5 млн т в 2014.

Это значит, что цены в Чикаго по крайней мере останутся на существующем уровне, если и не упадут еще больше. Кроме того, сама Украина в т.г. вряд ли сможет предложить такие объемы зерна на экспорт, как в 2013-2014 гг.

Обвал курса гривны в 3 раза сделал закупку горючего и минеральных удобрений для посевной кампании непомерно дорогим удовольствием для украинских аграриев.

Плюс заоблачные ставки по кредитам коммерческих банков, вызванные повышением учетной ставки НБУ до 30%. Поэтому эксперты прогнозируют во-первых, уменьшение посевных площадей, во-вторых – урожайности.

А это значит, что в т.г. от экспорта зерна не удастся получить даже $5 млрд. Кроме того, в зоне АТО, где находится значительная часть металлургических предприятий, по-прежнему не удается решить проблемы с бесперебойной доставкой грузов.

По словам генерального директора Мариупольского меткомбината им. Ильича Юрия Зинченко, если до войны доставка кокса из Авдеевки в Мариуполь занимала 18 ч., то сейчас на это уходит 4-5 дней за счет использования обходных и альтернативных маршрутов.

В результате металлурги не могут воспользоваться плюсами от снижения стоимости кокса и железной руды – дополнительную маржу "съедают" железнодорожные перевозки, которые подорожали на 12,9% в июле 2014 и еще на 30% в январе т.г.

Это означает, что предлагать покупателям более низкую цену на свой металл мариупольцы могут только себе в убыток. Аналогичная ситуация на метзаводах в Енакиево, Макеевке, Донецке, Харцызске.

Генеральный директор Авдеевского коксохимзавода Муса Магомедов в свою очередь отмечает, что из-за постоянных обстрелов и подрывов ж.д. путей сейчас ежесуточное производство на предприятии, крупнейшем в Европе, 5,2 тыс. т. - тогда как обычной нормой, позволяющей работать с прибылью, является 18 тыс. т.

"Но что нам остается делать? Мы работаем, потому что специфика нашего производства такова, что если завод встанет – потом его не запустить", - сказал он на заседании "круглого стола" в Киеве 25 марта.

Очевидно, что бесконечно долго работа в подобных условиях не может продолжаться. И либо на Донбассе восстановится если не мир, то хотя бы по-настоящему устойчивое перемирие, либо заводы окончательно остановятся – без возможности дальнейшего возобновления производства, как отметил М.Магомедов.

А это будет означать падение промышленного производства еще дополнительно на 25% в масштабах страны, исходя из доли Донецкой обл.

Это относится и к химической отрасли, поскольку на горловский "Стирол" и северодонецкий "Азот" приходится значительная часть выпуска минеральных удобрений – не менее 30%.

Как уже отмечалось, предпосылки для роста цен на зерновые культуры отсутствуют, нефтяные котировки находятся на чрезвычайно низких рубежах и останутся на уровне $45/барр. для нефти Brent, по мнению аналитиков рейтингового агентства Moody's Investors.

В свою очередь, это будет "прибивать к плинтусу" цены на природный газ – а это в сочетании с дешевым зерном не даст подняться стоимости минеральных удобрений.

Что же касается прогнозов цен на металлопродукцию, то и здесь нет предпосылок для изменений к лучшему как минимум до 2020 г. Поскольку избыточные сталеплавильные мощности выводятся из эксплуатации слишком медленными темпами.

К примеру, Китай, имеющий "лишних" 300 млн т. в год, задекларировал намерение закрывать 22 млн т. в год до 2017 г. включительно. Хотя с такими темпами правительству КНР понадобится свыше 10 лет для балансирования спроса и производственных возможностей.

В ЕС избыток мощностей оценивается в 50 млн т., закрыть до 2025 г. там хотят только 30 млн т. Между тем "большого скачка", по аналогии с азиатским ростом экономики в 1980-1990-х гг., в Европе не предвидится.

И загрузить простаивающие заводы за счет новых заказов – не получится. Т.е. по всем трем основным статьям доходов украинского экспорта не приходится рассчитывать на увеличение поступлений валюты.

В этих условиях административные ограничения правил торговли на межбанковском рынке остаются единственным механизмом, сдерживающим обвал гривны. Но он может действовать только пока это разрешает Международный валютный фонд.

Виталий Крымов, специально для "ОстроВ"  

Присоединяйтесь к "ОстроВу" в Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО


Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: