Суббота, 18 августа 2018, 11:441534581860 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Возврат в госсобственность 92,79% акций ПАО "Укртелеком" (УТ) стал вторым по значимости прецедентом реприватизации за всю историю независимой Украины.

Первым и самым крупным остается возвращение государству комбината "Криворожсталь" в 2005 г.

Но если его через короткое время снова продали, причем значительно дороже, с УТ все выглядит гораздо сложнее.

Между тем оба наиболее крупных акта реприватизации связаны между собой – несмотря на то, что их разделяют 12 лет.

Операция "Реприватизация": дубль 2

И в 2005-м, и в 2017 гг. в роли "пострадавшего" оказался неизменный №1 в рейтинге наиболее состоятельных украинских бизнесменов, владелец финансово-промышленной группы SCM Ринат Ахметов.

Хозяйственный суд Киева 22 апреля 2005 г. признал незаконной продажу 93,02% акций "Криворожстали" и постановил вернуть их государству.

Таким образом консорциум "Инвестиционно-металлургический союз" Р.Ахметова и владельца ФПГ EastOne Виктора Пинчука недолго пробыл в роли хозяина крупнейшего в стране металлургического комбината.

ИМС 14 июня 2004 г. был признан победителем в конкурсе, заплатив за "Криворожсталь" 4,6 млрд грн., или $800 млн по тогдашнему курсу.

История повторилась спустя 12 лет: все тот же Хозсуд Киева 19 октября расторг договор продажи "Укртелекома", подписанный в 2011 г. Фондом госимущества Украины (ФГИУ) и зарегистрированной в Австрии фирмой Epic, о которой раньше никто никогда не слышал.

Очень быстро Epic, создавшая в Украине дочернюю фирму ЕСУ, перевела пакет в 92,79% акций УТ на кипрскую оффшорку Epic Telecom Invest Ltd.

И уже у нее 5 июля 2013 г. SCM купила национального оператора фиксированной телефонной связи.

Схема выглядит весьма запутанной и нехарактерной для Р.Ахметова, практически все свои активы в Украине купившего напрямую у государства.

Поэтому логично выглядит версия, согласно которой за ЕСУ изначально стояли тогдашний президент Украины Виктор Янукович и его старший сын Александр.

Не справившись с управлением большой компанией и поняв, что телекоммуникационный бизнес намного сложнее, чем перепродажа угля из "копанок", Януковичи перепродали ее Р.Ахметову, давнему партнеру по Партии регионов.

Сумма сделки между Epic и SCM не разглашалась, но скорее всего она была чисто символической. Дело в том, что деньги за УТ, 10,575 млрд грн., "австрийцы" взяли не из своего кармана.

Как выяснилось уже после бегства Януковичей из Украины, эту сумму они получили в кредит от государственных Ощадбанка и Укрэксимбанка - что опять же подтверждает версию об их причастности к "прихватизации". Поскольку очевидно, что провернуть такую махинацию, т.е. прикарманить крупную госкомпанию за государственные же деньги - можно только если сам находишься во главе всей государственной машины. Даже Р.Ахметов, которому при предыдущей власти жилось более чем вольготно, не мог рассчитывать на такие сказочные бонусы.

В таком случае исчезает главное различие между актами реприватизации образца 2005 и 2017 гг.

Деньги за "Криворожсталь", уплаченные ИМС, государство вернуло, а в этот раз возвращать 10,575 млрд грн. никто никому не собирается, сообщил нынешний и.о. председателя ФГИУ Виталий Трубаров.

По его словам, соответствующая норма предусмотрена изменениями, внесенными в украинское законодательство еще в 2012 г. Но в общем-то, как следует из объяснений главы МВД Арсена Авакова, возвращать по сути и нечего.

Загадки для Шерлока Холмса

В настоящий момент ЕСУ является полноправной дочерней структурой SCM и должна госбанкам несколько миллиардов гривен.

При этом, по данным СМИ, акции ЕСУ в 2015 г. переданы Ощадбанку и Укрэксимбанку в залог в ходе последней по счету реструктуризации долга.

Если это так (а СМИ ссылаются на источники в Кабмине и ФГИУ), то не совсем понятно, для чего понадобилось идти путем расторжения договора купли-продажи УТ - а не просто забрать его у SCM как залоговое имущество в счет погашения долга ЕСУ перед госбанками.

Но здесь, допустим, еще может сгодиться объяснение, что в документах скрываются некие юридические казусы, из-за которых авторы данной схемы решили идти именно через расторжение договора вместо изъятия залога.

Хотя, конечно же, с точки зрения международного инвестиционного имиджа Украины это заведомо проигрышный шаг. Ведь одно дело – разборки кредитора с нерадивым должником. И совсем другое – когда у частного бизнеса государство забирает актив, который ранее само же выставило на продажу.

Причем здесь важен сам факт, вдаваться в причины, по которым государство это делает (будь оно хоть четырежды правым) – никто не станет.

Очевидно, что теперь все разговоры президента Петра Порошенко и премьера Владимира Гройсмана о необходимости повышения инвестиционной привлекательности Украины имеют нулевую ценность – во всяком случае, для самих потенциальных инвесторов.

Тем не менее, что сделано – то сделано. Стоит лишь обратить внимание, что ситуация для возврата УТ в госсобственность создавалась искусственно.

Так, одним из главных аргументов для суда стало невыполнение SCM инвестобязательств по УТ – не была передана государству система спецсвязи, которая ранее находилась на балансе УТ.

При этом в SCM утверждают, что давно готовы это сделать – но имущество отказывается принимать Госспецсвязи. Кроме того, долг перед госбанками у Р.Ахметова хотели закрыть путем продажи мобильного подразделения УТ, компании "Тримоб".

Вырученные деньги предполагалось пустить на погашение задолженности, однако сделку заблокировал… ФГИУ.

Но если кто-то в высшем руководстве страны (т.е. так или иначе имеющий отношение к П.Порошенко) решил что-то отжать у Р.Ахметова, то сразу возникает вопрос: а почему именно УТ, а не, допустим, комбинат "Азовсталь" или ПАО "ДТЭК Днепрэнерго", вокруг приватизации которого в свое время было немало скандалов и судебных разбирательств.

Также стоит обратить внимание на тот факт, что предыдущий глава ФГИУ Игорь Белоус без энтузиазма относился к юридическим баталиям с целью расторжения договора о приватизации УТ.

"Мы наверняка получим судебный процесс на крупную сумму, которую не сможем выплатить. Кому мы продадим его потом за 11 млрд грн.? Нужен компромисс", - заявлял он в интервью СМИ.

Тогда же, в марте 2017 г., отмечалось, что государство может в счет частичного погашения долга получить миноритарный пакет акций УТ.

"ОстроВ" в свое время подчеркивал, что для Р.Ахметова это был бы очень выгодный вариант: он сохраняет полный операционный контроль над компанией и ее финансовыми потоками, а долговые обязательства существенно снижаются.

Тем не менее, мировое соглашение между ФГИУ и ЕСУ (читай: SCM) почему-то так и не было подписано.

А в сентябре, с приходом к руководству ФГИУ В.Трубарова - концепция, похоже, и вовсе поменялась.

Между тем сермяжная правда в позиции И.Белоуса, не хотевшего полного возврата УТ в госсобственность, таки имеется.

Чемодан без ручки

Даже поверхностный анализ цифр из отчетности УТ показывает, что данный актив сложно назвать привлекательным - компания стремительно теряет абонентов фиксированной связи.

Все больше и больше людей отказывается от проводного телефона в доме или квартире, поскольку уже давно гораздо удобнее и проще говорить по мобильному.

Причем расходы на фиксированную и мобильную связь вполне сопоставимы.

Кроме того, значительная часть коммуникаций, в т.ч. голосовых, переместилась в интернет-пространство: e-mail, viber, telegram, facebook и т.д.

Поэтому если на 1 января 2013 г. УТ располагал базой в 9 млн абонентов, то уже в 2014 г. их было 7,45 млн, в 2015 г. – 6,543, по итогам 2016 г. осталось 5,7 млн.

По итогам II кв. текущего года УТ сообщал о снижении абонентской базы на 15% к аналогичному периоду 2016 г.

Не надо быть пророком, чтобы спрогнозировать: негативная для компании тенденция будет продолжаться. А ее абонентская база – стремиться к нулю.

До настоящего времени УТ удавалось удерживать доходы от падения, связанного с утерей абонентов телефонии, за счет повышения абонплаты.

Но очевидно, что этот процесс не может продолжаться бесконечно долго. Между тем на телефонию приходится примерно 65% всех доходов компании.

Кроме того, не оправдала себя ставка на компенсацию потерь от телефонии за счет роста доходов в сегменте интернет-услуг.

Здесь, в отличие от телефонии, абонентская база остается стабильной. Так, по состоянию на 1 окт. 2013 г. компания отчитывалась об 1,626 млн клиентов.

По итогам 2016 г. сообщалось, что их 1,6 млн. Т.е. добиться прироста не удалось, доходность в этом сегменте повышалась тоже исключительно за счет тарифов.

А это чревато потерей абонентов, раздраженных постоянно растущими цифрами в платежках. Ведь рынок интернет-услуг весьма конкурентный.

И здесь УТ уже далеко не в лидерах. Например, его уверенно обгоняет интернет-провайдер и оператор кабельного ТВ "Воля", у которого насчитывается порядка 2 млн абонентов.

Вот почему если в I кв. 2015 г. телефония и интернет давали в общую кассу 70% и 30% соответственно, то по итогам 2016 г. – 65% и 35%.

Т.е. соотношение изменилось незначительно, главным кормильцем компании остается безнадежно умирающий сегмент бизнес-деятельности.

При этом надо помнить, что расходы УТ, как и любой другой бизнес-единицы, со временем только растут: повышение зарплаты персоналу, оплаты за электроэнергию и т.д. Компенсировать этот рост нечем.

Что же касается ставки топ-менеджмента на развитие новых видов услуг – то да, в этом направлении сделаны определенные шаги.

Например, компания активно взялась развивать IPTV, т.н. "интерактивное телевидение". В 2016 г. прирост составил 48%. Но даже с его учетом это всего 83 тыс. абонентов в абсолютных цифрах.

Т.е. вклад от данного направления в общую "копилку" слишком мал, чтобы рассматривать его как соломинку, которая при определенных обстоятельствах может спасти утопающего.

А теперь вернемся к И.Белоусу и его нежеланию возвращать УТ в госсобственность. Прав ли он был, с учетом вышеизложенного? - Наверное, да.

Ну а вопрос экс-главы ФГИУ "кому мы продадим потом УТ за 11 млрд грн.?" – вообще следует отнести к разряду риторических. Ясно, что теперь уже - никому.

Что же касается Р.Ахметова, то для него по вышеуказанным причинам УТ превратился в пресловутый чемодан без ручки, который уж очень тяжело нести.

И, так получается, что Фонд госимущества Украины во главе с В.Трубаровым весьма кстати выручил олигарха: помог избавиться от тяжкой и неудобной ноши, взвалив ее на плечи государства. Ну да ничего – ему, украинскому государству, стараниями своих коррумпированных правителей, не впервой помогать миллиардерам за счет миллионов своих малоимущих граждан.

В SCM грозятся оспорить решение Хозсуда Киева в апелляционной инстанции, однако эти намерения представляются не совсем искренними.

По рецепту Дерипаски

Нечто подобное происходило ранее и с Запорожским алюминиевым комбинатом, который еще в 2001 г. продали россиянам.

Далее предприятие переходило из рук в руки, в итоге его владельцем стала компания "Русский алюминий" Олега Дерипаски.

Он известен дружескими отношениями как с лидером РФ Владимиром Путиным, так и с представителями крупного западного бизнеса – в частности, с Ротшильдами.

До 2008 г. ЗАлК благополучно работал, но тут грянула первая волна мирового кризиса в металлургии, обвалившая цены на алюминий более чем в 2 раза, до $1650/т.

И ЗАлК начал умирать. Сначала там закрылся глиноземный цех, а потом и электролизный. С 2011 г. комбинат полностью остановился.

Дело в том, что при новом уровне цен плавка алюминия в Запорожье стала убыточной. А финансово вкладываться в модернизацию украинского актива для снижения себестоимости производства О.Дерипаска не желал.

Это, во-первых. А во-вторых, в условиях обвала цен на рынке требовалось сократить предложение – чтобы алюминий опять начал дорожать. Поэтому помимо запорожского комбината, "Русал" остановил свои предприятия в Черногории, Ирландии, на Ямайке, в Нигерии и т.д.

Благодаря этому, загрузка плавильных мощностей на заводах "Русала" в РФ выросла до 95%. А большая часть зарубежных активов оказалась ненужной.

Но на том же ЗАлКе у О.Дерипаски насчитывалось несколько тысяч работников, которым он должен был платить зарплату. У него здесь оставались обязательства по налогам в местный и центральный бюджет, которые с него никто не снимал.

Были еще и инвестиционные обязательства – наладить производство алюминиевой фольги на ЗАлКе и расплатиться по кредитам, взятым ранее под данный проект.

Одним словом, запорожский комбинат для российского олигарха тоже превратился в чемодан без ручки – нести который далее он категорически не желал. Что в этой ситуации делает украинская власть?

Вместо того, чтобы в принудительном порядке добиться от О.Дерипаски выполнения обязательств по инвестициям и кредитным выплатам (а сделать это было легко, ведь в Украине на тот момент "Русалу" принадлежал еще и Николаевский глиноземный завод и остановка этого предприятия путем ареста имущества по решению украинского суда тяжело била по бизнесу "Русала" в России) – Генеральная прокуратура Украины вместе с ФГИУ подают иск о расторжении договора о приватизации ЗАлКа.

И в итоге после нескольких лет судебных баталий ГПУ и Фонд госимущества таки добиваются своего. ЗАлК в 2015 г. окончательно возвращен государству – на которое перешли долги комбината по кредитам и все налоговые обязательства, а также головная боль о его дальнейшей судьбе.

О.Дерипаска таким образом благополучно избавился от ранее взятых инвестиционных обязательств – ведь теперь он к ЗАлКу не имеет отношения.

Нужно вам фольгопрокатное производство – создавайте, надо вам трудоустраивать уволенных с ЗАлКа работников – думайте, куда их теперь девать.

Есть долги перед бюджетом или Пенсионным фондом Украины – решайте, как с ними быть, государство Украина. Это теперь ваш комбинат и, соответственно, ваши проблемы.

А ЗАлК, к слову, так и лежит в руинах. При полном бездействии СБУ и местных властей россияне в течение полугода перед уходом порезали на металлолом и беспрепятственно вывезли все оборудование.

Итак, можно ли теперь сказать, что ГПУ и ФГИУ в ситуации с ЗАлКом действовали в интересах государства Украина? Нет и тысячу раз нет.

Похоже, что по тому же сценарию развиваются события вокруг "Укртелекома". Уже довольно скоро там встанет вопрос о сокращении персонала с целью уменьшения затрат и убытков компании.

Зачем Р.Ахметову брать на себя весь негатив от столь непопулярных мер, если его можно переложить на государство?

Исходя из этого можно предположить, что, как и в случае с ЗАлКом, SCM будет делать вид, что борется за данный актив и стороны пройдут еще не один круг судебных разбирательств.

Вероятно, они затянутся на 1-2 года. А потом государство получит свой "трофей" - как ранее оно получило ЗАлК.

Валерий Байкалов, "ОстроВ"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: