Вторник, 23 октября 2018, 16:461540302402 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Владелец финансово-промышленной группы EastOne Виктор Пинчук сумел выйти из кризиса, который начался в Украине в 2014 г., с наименьшими потерями среди всех олигархов.

Это связано с отсутствием значимых активов в Крыму и на Донбассе плюс хорошие коммуникации с западными политиками. И, конечно же, умение договариваться с властями в самой Украине.

Как результат – стабильность, которую принято считать признаком профессионализма.

Эксперты регулярно ставят В.Пинчука в топ-5 самых состоятельных украинских бизнесменов, какие бы катаклизмы не происходили в стране. И кто бы в ней не находился у руля.

К примеру, журнал "Форбс-Украина" в 2011 г. поместил владельца EastOne на позицию №2, оценив его состояние в $3,3 млрд. По итогам 2016 г. он был под №4 при $1,2 млрд в рейтинге того же "Форбса".

Близкую оценку в октябре 2017 г. поставили аналитики инвесткомпании Dragon Capital, составляющие рейтинг для журнала "Новое время" – $1,4 млрд. По их версии, В.Пинчук занял вторую строчку после многолетнего лидера всех рейтингов, владельца группы SCM Рината Ахметова. Приведенный ниже анализ позволяет увидеть, как много между ними общего…

Белый воротничок

Период, когда В.Пинчука все воспринимали не иначе как "зятя Кучмы", окончательно завершился в 2010 г., с приходом к власти Виктора Януковича и "регионалов".

Хотя самостоятельной бизнес-единицей он стал раньше – открыв в 2007 г. офис своей управляющей компании EastOne в Лондоне.

Т.е. В.Пинчук пошел вслед за владельцем группы SCM Ринатом Ахметовым, решив организовать и структурировать свой бизнес по международным стандартам.

И таким образом легализовать приобретения, сделанные в эпоху "дикого капитализма" конца 1990-х – начала 2000-х гг. Полезными оказались и знакомства тестя среди политиков ЕС и США. Благодаря личным коммуникативным способностям зять сумел их творчески развить, использовав для получения "входного билета" в западную деловую элиту.

Ради этого перед европейцами и американцами создавался и умело поддерживался имидж мецената и либерального реформатора.

Тем самым В.Пинчук подтвердил, что стать обладателем богатого наследства (или приданого) волею судеб – это одно, а суметь им грамотно распорядиться – совсем другое.

Но сохранить все полученное в период правления Леонида Кучмы его зятю не удалось: в 2005 г. тогдашний премьер Юлия Тимошенко отобрала у В.Пинчука и Р.Ахметова крупнейший в стране горно-металлургический комбинат "Криворожсталь".

В тот же бурный период после "оранжевой революции" был утерян контроль над Никопольским ферросплавным заводом, крупнейшим в отрасли.

В результате ряда судебных процессов, инициированных Фондом госимущества Украины, доля связанных с В.Пинчуком компаний в уставом фонде НФЗ снизилась с около 73% до 25%.

Предприятие перешло в управление к группе "Приват" Игоря Коломойского: ее доля, наоборот, выросла с 26% до примерно 75%. Аналогичное долевое участие, 25% - у В.Пинчука сохранилось в Запорожском и Стахановском ферросплавных заводах.

Последний находится на территории, захваченной боевиками "ЛНР" и не работает с 2014 г. Пожалуй, это единственная условная потеря владельца группы EastOne от войны на Донбассе. Условная – поскольку, владея блокирующим пакетом акций в НФЗ, ЗФЗ и СФЗ, В.Пинчук не имел никакого влияния на их операционную деятельность и не контролировал финансовые потоки, в т.ч. распределение прибыли.

Это следует из материалов разбирательства в Высоком суде Лондона. Там в 2015 г. рассматривался иск В.Пинчука к "приватовцам", И.Коломойскому и его партнеру Геннадию Боголюбову.

Тогда стороны заключили мировое соглашение, не дожидаясь судебного вердикта. Если верить сообщениям СМИ, которые ссылаются на источники в окружении олигархов, условия сделки оказались невыгодными для владельца EastOne.

Мало того, что он согласился на половину суммы, заявленной в исковых требованиях, так еще и получил ее не деньгами, а натурой. Точнее, недвижимостью.

А она может как расти в цене, так и падать. И самое главное: сделка позволила снять прежние претензии, но никак не урегулировала дальнейшие отношения сторон. На это указывает отсутствие изменений в руководстве ферросплавных предприятий и их наблюдательных советов.

Т.е. НФЗ и ЗФЗ, а также Орджоникидзевский и Марганецкий горно-обогатительные комбинаты (добывают марганцевую руду, сырье для производства ферросплавов) по-прежнему остаются под полным контролем группы "Приват".

Присутствие там В.Пинчука, как и ранее, сводится к роли свадебного генерала.

Не сумел он удержаться и в авиационном бизнесе, где через компании "ГенАвиаИнвест" и Hurst контролировал 27,31% в ОАО "Аэросвит" – некогда лидере пассажирских авиаперевозок с годовым доходом свыше $600 млн.

Однако все тот же "Приват" выиграл битву за украинское небо в 2011-2012 гг., скупив ряд авиакомпаний и в итоге оставив на рынке единственного значимого игрока – ОАО "Международные авиалинии Украины". Остальные канули в Лету – включая "Аэросвит".

Похожий сценарий был реализован на запорожском электрометаллургическом заводе "Днепроспецсталь", где В.Пинчук ненадолго сменил олигарха Константина Григоришина в качестве управляющего владельца… чтобы через время уступить этот актив все той же группе "Приват".

Кстати, менеджеры среднего звена на ДСС сходятся во мнении, что период, когда предприятие находилось в управлении В.Пинчука, стал самым лучшим как для самого завода (в плане инвестиций в развитие), так и для персонала (в плане зарплаты).

Вся эта история становления EastOne позволяет сделать вывод: корпоративные конфликты и силовые сценарии не являются ее "коньком".

Там, где на группу оказывалось прямое давление, В.Пинчук предпочитал уступить – вместо того, чтобы "воевать". В отличие от того же "Привата" или владельца группы Standard Energy Константина Григоришина.

Банк благополучия

Отсутствие "мускулов", да и желания их наращивать, компенсируется способностью договариваться в Украине с практически любой властью.

В результате по состоянию на сегодня В.Пинчук является единственным олигархом (кроме самого президента, разумеется), сумевшим избежать неприятностей, связанных с "деолигархизацией"Которая, по большому счету, свелась к перераспределению собственности и сфер влияния в национальной экономике по принципу "грабь награбленное".

Тем не менее, В.Пинчуку удалось сохранить свой банк "Кредит Днепр" на плаву в период "большой чистки", устроенной тогдашней главой Национального банка Украины Валерией Гонтаревой, а еще ранее – инвестбанкиром П.Порошенко.

Напомним, в 2014-2016. гг. в Украине по решению НБУ закрылась более половины банков: было 178, осталось 84. В закрывшиеся банки вошла администрация от Фонда гарантирования вкладов физлиц.

Директором ФГВФЛ стал еще один доверенный менеджер президента – Константин Ворушилин, в прошлом глава правления банка "Мрия", принадлежавшего П.Порошенко.

ФГВФЛ достались активы закрытых банков – а далее он распорядился ими по своему усмотрению.

И сейчас только компетентные органы способны разобраться, продавалось ли залоговое имущество ФГВФЛ по дешевке "своим" людям. Либо действительно его покупатели определились по прозрачной процедуре и заплатили рыночную цену.

Как бы там ни было, при В.Гонтаревой большинство ФПГ лишились собственных банков: Group DF Дмитрия Фирташа потеряла банк "Надра", Ukrlanfarming Олега Бахматюка – ВАБанк и "Финансовую инициативу", И.Коломойский лишился Приватбанка.

Кроме того, Давид Жвания и Николай Мартыненко остались без Диамант-банка, а Константин Жеваго – без банка "Финансы и Кредит", владелец Смарт-холдинга Вадим Новинский - без банка "Форум" и т.д.

Из олигархов, входящих в топ-10 самых состоятельных украинских бизнесменов, кроме В.Пинчука свой банк сохранила только группа SCM Р.Ахметова – Первый украинский международный банк.

Бывший "хозяин Донбасса", кстати, тоже ничего от "деолигархизации" не утратил - хотя на его бизнес поначалу оказывалось определенное давление. А возврат в госсобственность ПАО "Укртелеком", наоборот, стал для SCM настоящим подарком от нынешней власти.

Ну и конечно же, среди фигурантов топ-10 свой Международный инвестиционный банк сохранил президент П.Порошенко, он же – владелец ФПГ "Укрпроминвест".

Очевидно, что войти в такую тройку – дорогого стоит. И это очень показательный момент, характеризующий сегодняшнее положение группы EastOne в олигархическом "табеле о рангах".

Вообще банковский бизнес у В.Пинчука может считаться наиболее благополучным направлением. По итогам 2017 г. "Кредит Днепр" занял 22 место среди 84 действующих банков по размеру активов и 24 место – по размеру капитала.

По данным самого банка, доля займов, выданных юрлицам и физлицам на неподконтрольной территории Донбасса, составила всего 6% от кредитного портфеля.

Т.е. потери от обслуживания этих займов минимальны. "Кредит Днепр" стабильно включается Нацбанком в число допущенных к участию в валютных интервенциях на межбанковском рынке. Ранее участвовать в них мог любой желающий банк, теперь такие интервенции стали привилегией для избранных. И финучреждение В.Пинчука – в их числе.

В 2014-2015 гг. "Кредит Днепр" брал у Нацбанка кредиты рефинансирования и стабилизационный кредит суммарно на 1,3 млрд грн. – сейчас они возвращены НБУ и вопрос закрыт.

В июне 2017 г. банк В.Пинчука сообщил об увеличении уставного капитала на 1,199 млрд грн – до 2,72 млрд грн. Таким образом, претензий у НБУ по данному вопросу быть не должно.

Между тем поводом для закрытия многих банков стало именно невыполнение программы по докапитализации. Отдельно стоит уточнить, о чем идет речь.

Докапитализация – это когда владелец банка достает деньги из своего кармана и вкладывает в уставной фонд своего банка – чтобы повысить его способность обеспечивать платежи клиентов.Т.е. это расходы, которые в дальнейшем должны окупиться.

За спиной как за стеной

Избежать "деолигархизации" В.Пинчуку помогли не только хорошие коммуникационные способности, но и выбранная бизнес-стратегия. Ее суть сформулирована абзацем выше в подзаголовке.

Как уже отмечалось, владельцу EastOne чужда игра мускулами. Поэтому практически по всем направлениям бизнеса он предпочитает идти путем кооперации с более сильными партнерами.

Например, в сфере украинской газодобычи В.Пинчук представлен компаниями ЧАО "Природные ресурсы" и ООО "Восточный геологический союз", объединенных в группу "Гео-Альянс". По итогам 2017 г. они добыли около 245 млн м3 газа. Это 1,16% от всей газодобычи в стране. Плюс попутно было получено 47 тыс. т. нефти.

Если же отбросить госмонополиста ПАО "Укргаздобыча" и сравнить результаты с другими частными игроками, то его доля выше – 5,43%. Но погоду на этом рынке "Гео-Альянс", конечно же, не делает.

Тем не менее, $55,37 млн (оценочный доход "Гео-Альянса" исходя из средней цены газа в 2017 г. - $226/1000 м3) на дороге не валяются и желающих их заполучить более чем достаточно.

И чтобы застраховаться от рейдерских "наездов" (которые сейчас обычно реализуются путем открытия уголовных производств и прочего беспредела т.н. "правоохранительных" органов), В.Пинчук еще в 2012 г. через EastOne заключил договор с голландской компанией Arawak Energy Ukraine BV.

Соглашение предусматривает совместное владение и управление нефтегазовыми месторождениями в Полтавской, Харьковской, Днепропетровской, Ивано-Франковской, Луганской обл.В общей сложности у "Гео-Альянса" есть 9 лицензий на освоение и разработку этих месторождений.

Что же касается Arawak Energy, то она входит в группу Vitol – один из крупнейших в мире энергоконцернов. И это обстоятельство гарантирует газовому бизнесу В.Пинчука безмятежное спокойствие и отсутствие прессинга со стороны ГПУ, СБУ, ГФСУ, Госгеонедр, местных губернаторов и проч.

Да, пришлось поделиться доходами с влиятельным зарубежным партнером – зато и нет таких неприятностей в сфере газодобычи, как у Smart Energy В.Новинского.

С 2017 г. "Гео-Альянс" наладил собственное производство сжиженного автомобильного газа – 15 тыс. т., это порядка 50% всего годового объема у частных компаний.

Направление весьма перспективное – с учетом массового перехода украинских водителей с бензина на автогаз. Возможности для увеличения добычи у компаний В.Пинчука тоже есть – с учетом партнерства с Arawak.

Аналогично владелец EastOne распорядился и своим сельскохозяйственным бизнесом, представленным агрохолдингом "Агрика". Еще в 2011 г. он передал активы "Агрики" компании Sintal Agriculture, принадлежащей строительному мультимиллионеру Николаю Толмачеву (холдинг ТММ).

Взамен EastOne получила 6% в уставном фонде Sintal Agriculture. Насколько можно судить из официальных сообщений, обмен получился не совсем равноценный.

Земельный банк Sintal Agriculture до этой сделки насчитывал 100 тыс. га, у "Агрики" было 50 тыс. га. Т.е. по идее В.Пинчук мог бы претендовать примерно на 30% в объединенной компании.

Но, видимо, он настолько дорого ценит собственное спокойствие, что готов на определенные жертвы – лишь бы не иметь проблем с широко распространившимся в последнее время земельным рейдерством.

Sintal Agriculture с этим проще, поскольку акции ТММ находятся в обращении на Франкфуртской бирже – т.е. ее тоже можно условно считать международной компанией. И она может рассчитывать (в случае чего) на вмешательство и защиту со стороны европейской дипломатии.

До последнего времени единственной (кроме банковского направления) самостоятельной и крупной бизнес-единицей у EastOne была трубно-металлургическая компания "Интерпайп".

Она включает Нижнеднепровский трубопрокатный завод, Новомосковский трубный завод, и завод "Нико-Тьюб", созданный на базе трубопрокатного цеха №7 и цеха обработки бурильных труб №6 Никопольского южнотрубного завода.

Стальные трубы считаются металлопродукцией класса "премиум",– т.е. имеют наиболее высокую долю добавленной стоимости по сравнению с остальными видами металлопроката.

Но тут есть и обратная сторона медали. Именно потому, что в них собран самый "жир", на импорт стальных труб во всех странах, имеющих собственную трубную промышленность, действуют заградительные пошлины. При этом те страны, где есть деньги и потребность в трубах, стараются обзавестись их собственным производством.

К ним, кстати, относится и Россия. Когда-то в 1990-х она закрывала потребности в трубах большого диаметра за счет поставок с Харцызского трубного завода. Сейчас же все масштабные проекты, включая строительство газопроводов "Сила Сибири", "Северный поток", "Турецкий поток" – ведутся за счет труб российского производства.

Вот почему с каждым годом поле для маневра у "Интерпайпа" все больше сужается, продавать продукцию становится все труднее. Тем более, что рынок РФ был для компании В.Пинчука основным.

В докризисный 2006 г., пока российский трубпром еще не встал на ноги, "Интерпайп" произвел 1,21 млн т. труб и 216,8 тыс. т. ж.-д. колёс. По итогам 2007 г. доход от продаж составил $1,792 млрд.

В 2012 г., после первой волны глобального кризиса в металлургии, а также ужесточения украинско-российских торговых отношений, показатель производства уже был скромнее: 991,3 тыс. т. труб.

А "дно" "Интерпайп" протестировал в 2015 г., когда производство обвалилось до 600 тыс. т. (в т.ч. 507 тыс. т. труб и 93 тыс. т. ж.-д. колес).

Сейчас ситуация уже лучше: по итогам 2017 г. продажи трубной и колесной продукции выросли на 35%, до 767 тыс. т.

Но это в любом случае в 2 раза меньше, чем результат 10-летней давности. И повторить его уже не удастся.

Поэтому В. Пинчук снова прибегнул к привычной тактике. Во второй половине 2017 г. стало известно о планах "Интерпайпа" создать совместное предприятие с французским концерном Vallourec.

Это один из крупнейших мировых производителей труб с годовым доходом в €3,123 млрд и производством в 1,9 млн т.

И только в апреле т.г. появились первые подробности – после того, как сделка получила одобрение антимонопольных органов Германии и Украины.

По данным СМИ, французы, которые в рамках снижения затрат намерены закрыть ряд заводов в Германии и Франции (где производство обходится дорого из-за высоких экологических стандартов и высоких зарплат персонала), откроют линии по финишной отделке труб на Николаевском заводе "Нико-Тьюб", принадлежащем Пинчуку. Продукцию совместного предприятия планируют продавать в ЕС и она не будет подпадать под действие заградительных пошлин. Старт проекта намечен на осень т.г.

На коротком поводке у ПАПа

После ряда неудач с собственными политическими проектами (партии "Вече", "Команда озимого поколения" и т.д.) В.Пинчук давно дистанцировался от политики.

Но это не избавляет его от необходимости выстраивать договорные отношения с властями. Владелец EastOne в таких случаях всегда старался, по примеру тестя, усидеть на двух стульях.

В данном контексте показательной является информация о расследовании в США обстоятельств пожертвования В.Пинчуком $150 тыс. в благотворительный фонд нынешнего президента США Дональда Трампа, который на тот момент еще не успел выиграть выборы.

Это было самое крупное пожертвование со стороны иностранца в период избирательной кампании, подчеркивают американские СМИ.

При этом всем известна многолетняя дружба В.Пинчука с бывшим госсекретарем США Хиллари Клинтон, основным оппонентом Д.Трампа на минувших выборах.

Таким образом, владельцу EastOne чужды сантименты, и он всегда старается сделать ставку в двух вариантах – чтобы в любом случае не проиграть.

Безусловно, это гораздо более надежно – хотя и более затратно. В украинских реалиях такая тактика может сыграть с олигархом злую шутку.

Совершенно однозначно П.Порошенко не будет возражать против медийной, финансовой и любой другой возможной поддержки.Но действующему президенту явно не понравится, если одновременно В.Пинчук "поможет" и его конкурентам на предстоящих в 2019 г. президентских и парламентских выборах.

Между тем бизнес владельца EastOne в Украине по-прежнему очень зависим от решений властей. Ведь при желании чиновники Нацбанка Украины смогут найти нарушения даже у фонарного столба - а в банке "Кредит Днепр" тем более.

Работа трубных предприятий олигарха во многом определяется тем, получит ли электросталеплавильный комплекс "Интерпайп Сталь" льготный тариф на электроэнергию.

Соответствующее решение принимает Национальная комиссия регулирования энергетики, которой руководит Дмитрий Вовк, бывший топ-менеджер кондитерской компании "Рошен" П.Порошенко.

Еще больше работа "Интерпайпа" зависит от того, подпишет ли президент закон о продлении и повышении пошлин на экспорт металлолома с €30 до €42/т.

Дело в том, что сырьем для работы "Интепайп Сталь" является металлолом, заготовка которого в Украине из года в год уменьшается.

Между тем на зарубежных рынках потребители готовы платить за него гораздо дороже, чем здесь тот же "Интерпайп".

Поэтому для любой ломозаготовительной компании в стране приоритетом является экспорт, а не поставка на местные металлургические предприятия.

Чтобы отбить у ломовиков стимул для зарубежных продаж, пошлина на экспорт лома в 2016 г. была повышена с €10 до €30/т. И сейчас стоит вопрос о ее продлении на 3 года с одновременным повышением.

Таким образом, рычагов для "воспитательной работы" с В.Пинчуком у президента вполне достаточно.

Виталий Крымов, "ОстроВ"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: