Пятница, 21 сентября 2018, 12:551537523752 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Кабинет министров Украины (КМУ) подготовил почву для т.н. "большой приватизации". Из года в год она переносилась по разным причинам. Но сейчас все должно состояться.

Во-первых, для этого создана юридическая база: Верховная Рада 18 января приняла новый закон о приватизации и с 7 марта он вступил в силу.

По всей видимости, документ задумывался авторами как страховка "прихватизаторов" от последующей экспроприации.

Среди его главных новаций – ограничение 3 годами срока, в течение которого можно в судебном порядке оспорить передачу госпредприятий в частные руки и вернуть в госсобственность.

И еще предусмотрено, что подобные разбирательства должны проходить в судах иностранной юрисдикции – не в Украине. Да еще и с применением английского прецедентного права.

Т.е. если когда-то в Украине кому-то уже удалось "отгрызть" у государства жирный кусок и остаться безнаказанным – значит, и в дальнейшем ни у кого ничего забирать не надо. Если это было зафиксировано судебным решением.

Во-вторых, текущий год – последний перед президентскими и парламентскими выборами. Провести "дерибан" в 2019 г. будет сложно по очевидным причинам: повышенному вниманию общества и зарубежных партнеров к действиям высшего руководства страны. Поэтому нынешней властной команде нужно успеть…

10 мая Кабмин утвердил перечень госпредприятий для "большой приватизации" на 2018 г.Не все 26 компаний из утвержденного перечня обретут новых "эффективных собственников". Некоторым уготована скромная роль статистов в массовке. Но ставки на столе, игра началась…

ОПЗ как проблема

Крупный производитель минеральных удобрений, Одесский припортовый завод, всегда был вишенкой на торте для "прихватизаторов". Проектная мощность ОПЗ - 450 тыс. т. аммиака и 330 тыс. т. карбамида в год.

Особую ценность активу придает наличие комплекса по перевалке жидкого аммиака (полуфабрикат для дальнейшего производства химудобрений) на танкеры в порту Южный (Одесская обл.).

Аммиак поступает в Южный по трансконтинентальному трубопроводу с российского объединения "Тольяттиазот". Также его могут использовать горловский концерн "Стирол" и северодонецкий "Азот".

В сентябре 2009 г. ОПЗ купила фирма "Нортима" владельца ФПГ "Приват" Игоря Коломойского за $800 млн. Но по указанию тогдашнего премьера Юлии Тимошенко Фонд госимущества Украины (ФГИУ) отменил итоги конкурса. И.о. главы Дмитрий Парфененко заявил, что адекватная цена ОПЗ – $1,6-1,8 млрд.

Летом 2016 г. уже нынешний премьер Владимир Гройсман пытался продать предприятие за… $527 млн.

Попытка не увенчалась успехом: конкурс был объявлен несостоявшимся из-за отсутствия покупателей. Официальное объяснение – инвесторы не пришли из-за высокой цены и проблем вокруг долгов предприятия.

Хотя вполне возможно, что это был просто элемент игры на дальнейшее понижение стоимости ОПЗ.

Во всяком случае, в марте т.г. В.Гройсман заявил, что в 2016 г. тогдашний глава ФГИУ Игорь Белоус пытался сорвать приватизацию ОПЗ, выставив завышенную цену.

Поэтому логично, что согласно последней оценке, проведенной по поручению ФГИУ, стартовая цена Одесского припортового завода снижена… в 10 раз, до $54 млн. Об этом в начале мая сообщил первый заместитель главы правления ОПЗ Николай Щуриков.

Именно это и превращает предстоящую приватизацию в "прихватизацию" и "дерибан". Поскольку очевидно, что предприятие с годовым оборотом $230-250 млн никак не может стоить менее $1 млрд. Тем более, что это неточная сумма. Она не учитывает доходы от перевалки аммиака, которые идут на баланс ГП "Укрхимтрансаммиак", оператора украинской части трубопровода "Тольятти-Южный".

Понятно, что кому попало не дадут заполучить столь лакомый кусок в разы дешевле, чем он стоит на самом деле. По данным СМИ, сейчас госпредприятие фактически контролируется президентским бизнес-окружением, желающим официально оформить статус-кво.

Это косвенно подтверждается позицией В.Гройсмана, выходца из БПП, требующего снижения цены ОПЗ. Однако в бизнес-группе "Народного фронта" есть свое мнение относительно того, кому доить эту корову.

Поэтому нынешний и.о. глава ФГИУ Виталий Трубаров 10 мая в эфире одного из телеканалов сказал правду, но не всю - назвав ОПЗ самым проблемным объектом большой приватизации.

По его словам, это связано с долгами ОПЗ, закрепленными решениями судов.

Речь идет о долге в сумме $193 млн за поставленный газ перед компаниями из Group DF Дмитрия Фирташа. Также ОПЗ должен НАК "Нефтегаз Украины" порядка 1,5 млрд грн.

Но в чем, собственно, проблема? Если предприятие стабильно работает и гасит долг за счет результатов операционной деятельности – разве может наличие таких обязательств отпугнуть потенциального инвестора?

Конечно же нет. Во всем мире практически любая сделка в разных отраслях экономики содержит условия перехода на нового владельца долговой нагрузки компании, ее инвестиционных и социальных обязательств.

И все же В.Трубаров был абсолютно искренним, заявив, что в нынешней ситуации лучше не спешить с продажей ОПЗ.Поскольку если поддаться давлению из Кабмина и продать ОПЗ по цене металлолома – в дальнейшем рискуешь оказаться крайним. Ведь если в случае смены власти ГПУ заинтересуется сливом важного госпредприятия – фигурантом уголовного производства будет глава ФГИУ. Т.к. договор купли-продажи предстоит подписывать ему.

Не исключено, что именно это обстоятельство стало причиной ухода в отставку И.Белоуса, которого В.Гройсман активно критиковал за неспособность продать ОПЗ.

Теперь 10 мая такой же огонь критики обрушился уже на В.Трубарова. Тем не менее, это очень опытный и осторожный чиновник с многолетним стажем работы во ФГИУ.

Поэтому вероятность, что он уступит нажиму – близка к нулю. А назначение нового главы ФГИУ для заинтересованных лиц означает потерю драгоценного времени.

Процедура грозит затянуться в различных кабинетах, а в 2019 г., как отмечалось выше, "дерибанить" (пардон, приватизировать) никто не решится.

Казалось бы, выход из положения простой: заплатить за ОПЗ цену, хотя бы в первом приближении похожую на реальную рыночную.

Но похоже, что заинтересованные лица рассуждают иначе: "За деньги и дурак купит, а ты сумей так". И судорожно пытаются что-то придумать. Остается понаблюдать, насколько у них хватит креатива.

Чужие здесь не ходят

Иначе обстоят дела с ПАО "Центрэнерго" – компанией, управляющей Змеевской, Трипольской и Углегорской тепловыми электростанциями. Ее относят к сфере влияния Игоря Кононенко – многолетнего бизнес-партнера президента.

Считается, что его доверенным лицом является владелец холдинга "Укрдонинвест" Виталий Кропачев. Хотя и он сам, и И.Кононенко отрицают наличие связей.

В.Кропачев ранее уже заявлял о наличии интереса к покупке госпакета в "Центрэнерго". Также он утверждает, что уже имеет некую долю в этой компании.

Насколько можно судить по данным из открытых источников, владелец "Укрдонинвеста" сейчас является наиболее влиятельной фигурой в угольной отрасли – поэтому ему просто нет альтернативы в качестве покупателя 78,3% в "Центрэнерго".Не зря глава Минэкономторга Степан Кубив 16 мая заявил, что "большая приватизация" начнется именно с "Центрэнерго".

То же самое можно сказать и о шахте "Краснолиманская". Ее разведанные запасы составляют 223 млн т., расчетная рентабельность добычи – 26,2%.

Начиная с 2014 г. она перешла под контроль все того же В.Кропачева – связанные с ним фирмы получили в пользование наиболее перспективные лавы на правах частно-государственного партнерства.

Поэтому логично предположить, что хваткий и агрессивный бизнесмен из Тореза будет стремиться оформить права собственности на ценный актив.

В таком случае ему удастся создать предпосылки для вертикально-интегрированного энергохолдинга по образцу ДТЭКа Рината Ахметова. Добыча угля и производство электроэнергии в "Укрдонинвесте" будут, дело останется только за собственной сбытовой компанией.

Здесь тоже есть варианты. Среди утвержденных Кабмином объектов "большой" приватизации на текущий год - "Тернопольоблэнерго", "Запорожьеоблэнерго", "Харьковоблэнерго", "Николаевоблэнерго", "Хмельницкоблэнерго".

СМИ в ноябре 2017 г. сообщали со ссылкой на отраслевые источники, что указанные компании, которые ранее контролировались группой братьев Григория и Игоря Суркисов – отошли к сфере И.Кононенко. За исключением "Запорожьеоблэнерго".

Договоренности достигнуты в рамках жизни по-новому: взамен Суркисам позволили забрать из Приватбанка 1,05 млрд грн., $266,2 тыс. и €7,8 тыс., "замороженные" при его национализации.

Кроме того, источники СМИ утверждают, что взамен Суркисам разрешили и дальше владеть "Запорожьеоблэнерго", где сейчас они миноритарные акционеры, но фактически управляют компанией.

В таком случае присутствие в списке запорожской энергораспределяющей компании вполне логично. А вероятность, что ее купит кто-либо иной, кроме Суркисов – близка к нулю.

Остальные выставленные на приватизацию облэнерго в таком случае должны отойти фирмам, имеющим отношение либо к самому И.Кононенко, либо к фигурам из его окружения.

Такой сценарий представляется наиболее вероятным. И, конечно же, при таких раскладах в энергетике, наивно ожидать, что активы, упомянутые в данном разделе обзора, будут проданы за адекватную рыночную цену.

В утвержденный Кабмином перечень не вошла недостроенная шахта "Нововолынская 10", однако глава Минэнергоугля Игорь Насалик утверждал, что ее тоже выставят на приватизацию в т.г.

Такая возможность существует, но не факт, что объект удастся продать. Разведанные запасу там довольно велики, 37 млн т. угля. Но требуются и серьезные инвестиции: достройка "Нововолынской 10" оценивается не менее чем в 500 млн грн. А может потянуть и 1 млрд грн. "Прихватизаторы" же предпочитают выжимать из доставшихся "на шару" предприятий имеющийся ресурс, а не вкладываться в их развитие.

Примерно те же соображения относятся и к запорожскому заводу алюминиевой фольги. По сути это госпредприятие существует только на бумаге.

Еще в начале 2000-х гг. фольгопрокатное производство предполагалось создать на площадке Запорожского алюминиевого комбината – но планы не были реализованы.

Сам ЗАлК прекратил существование в 2014-2015 гг., когда его оборудование при молчаливом (и скорее всего не бескорыстном) попустительстве местных властей и силовых органов было порезано и вывезено в металлолом.

Все тот же В.Кропачев в интервью выражал готовность закрепиться на ЗАлКе – планируя, по его словам, организовать там производство горно-шахтного оборудования.

Т.е. сейчас интерес представляет только сама площадка первенца советской цветной металлургии. Вероятно, именно она и является единственной ценностью на балансе завода алюминиевой фольги.

Но способен ли "Укрдонинвест" на реализацию такого сложного и затратного проекта – большой вопрос.

Тест на Фирташа

Объединение "Сумыхимпром" с 2010 г. находится под контролем Group DF Дмитрия Фирташа. Сейчас само госпредприятие как юрлицо находится в состоянии банкротства, санацией управляет Дмитрий Никитин - менеджер из орбиты Group DF.

Фирмы, связанные с этой ФПГ, поставляют газ и ильменит на "Сумыхимпром". Они же и собственники готовой продукции: серной кислоты, минеральных удобрений и т.д.

Госпредприятию как юрлицу в этой схеме ничего не остается, кроме убытков. Но Д.Фирташа и его партнеров по Group DF такая ситуация полностью устраивает.

Поэтому им нет никакого смысла вкладываться в покупку госпредприятия как юрлица. Да и что покупать, если оно им фактически и так принадлежит.Только права собственности были оформлены не через приватизацию, а путем создания искусственной задолженности и банкротства. Поэтому похоже, что "Сумыхимпром" добавили в список просто для статистики.

Гораздо интереснее с Запорожским титано-магниевым комбинатом. Это предприятие также контролировалось Group DF. Для этого при В.Януковиче его сначала лишили статуса казенного предприятия – т.е. не подлежащего приватизации ни под каким соусом.

Затем на базе уже обычного госпредприятия (ГП) было создано совместное ООО. В нем 51% остался у государства, а 49% получила Group DF через кипрскую оффшорку Tolexis Trading Ltd. Менеджер Group DF Владимир Сивак возглавил ЗТМК – и пошло-поехало…

Правда, после Евромайдана стараниями МВД было открыто уголовное дело по фактически состоявшейся приватизации этого ГП. Речь шла о невыполнении инвестобязательств со стороны Tolexis и нецелевом использовании поступивших от нее денег в сумме 492 млн грн. Но позднее дело передали для дальнейшего расследования в НАБУ – где оно благополучно застопорилось.

Кроме того, в рамках данного уголовного производства была инициирована процедура расторжения инвестдоговора с Tolexis и возврата ЗТМК в госсобственность. Однако и этот процесс давно буксует. То прокуроры САП явились в судебное заседание без квитанции об уплате судебного сбора, то в другой раз принесли не оригинал квитанции, а копию…

Каждый такой срыв заседания означает его перенос на несколько месяцев, – что и требуется для Group DF.

Поэтому в данной ситуации, с учетом лояльности к Group DF как минимум части президентской команды, логично выглядит сценарий, при котором Д.Фирташу и его партнерам разрешат докупить 51% в ООО "ЗТМК".

Тогда возвращение государству 49% не будет иметь значения для Group DF: она остается хозяйничать на ЗТМК на вполне себе официальных основаниях.

Зато открытым остается вопрос по ГП "Объединенная горно-химическая компания" (ОГХК), которая также значится в кабминовском перечене к распродаже на 2018 г.

ОГХК включает государственные Вольногорский горно-металлургический и Иршанский горно-обогатительный комбинаты. Оба предприятия ранее на правах аренды входили в Ostchem Holding – химический дивизион Group DF.

Затем стараниями "Народного фронта" ВГМК и ИГОК у Д.Фирташа забрали, передав в ОГХК. Логично, что и неформальный контроль над новой госкомпанией получили фигуры, связанные с НФ.

Однако у президентской команды был свой взгляд на события – поэтому к разруливанию подключились ГПУ и НАБУ. В отношении руководства ОГХК был открыт ряд уголовных производств.

Правда, об их расследовании уже давно ничего не слышно. А это как бы намекает, что вопрос как-то удалось порешать.

Между тем все эти годы, начиная с 2014-го, ВГМК и ИГОК как ни в чем ни бывало продолжают поставки на ЗТМК. Т.е. никто не собирается рушить титановый бизнес Д.Фирташа и его партнеров.

Скорее всего, им просто теперь приходится платить за рутиловый и ильменитовый концентрат для ЗТМК чуть дороже, чем раньше – вот и все.

И теперь актуально, кто же станет конечным владельцем активов ОГХК. Скорее всего, их позволят купить компаниям, связанным с Group DF.

Во всяком случае, приватизация перечисленных предприятий окончательно расставит точки в вопросе прекращения "деолигархизации" группы Д.Фирташа.

Массовка на подтанцовке

К этой группе следует отнести выставляемые на продажу теплоэлектроцентрали. Это "Херсонская ТЭЦ", "Днепровская ТЭЦ", "Криворожская теплоцентраль", "Северодонецкая ТЭЦ".

В принципе ряд ТЭЦ в Украине ранее уже был приватизатирован и оказался вполне прибыльным бизнесом для новых владельцев. Но это не относится к вышеперечисленным объектам.Их уже неоднократно выставляли на продажу – но желающих купить так и не нашлось. И здесь причина совсем другая, чем в случае с ОПЗ.

Дело в том, что износ основных фондов этих ТЭЦ слишком высок. Это более 70% - для оборудования по производству электроэнергии, у котлоагрегатов для производству тепла — более 90%.

Ранее считалось, что северодонецкую ТЭЦ может купить Д.Фирташ – поскольку она обеспечивает теплом и электроэнергией местное объединение "Азот", входящее в Ostchem Holding.

Однако не факт – с учетом катастрофического износа. Похоже, что указанные ТЭЦ предстоит и дальше содержать государству.

Что же касается мариупольского объединения ОАО "Азовмаш" и калушского химкомбината ОАО "Ориана" – то это просто "оболочки".

Они остались у государства после "теневой" приватизации данных активов в начале 2000-х гг.

Например, на базе "Орианы" – единственного в Украине предприятия по добыче калийных руд и производству калийных удобрений было создано ЗАО "Лукор" совместно с российской группой "Лукойл".

Правда, российские партнеры слегка смошенничали: внесли в уставной фонд СП ценные бумаги с фактической стоимостью $27 млн вместо необходимых $100 млн.

Выяснилось это только в 2015 г., когда "Лукор" был ликвидирован, а производственные активы перешли к ООО "Лукойл-Нефтехим". Затем российская группа вышла из этого предприятия и вместо него появилось ООО "Карпатнфтехим".

Работа предприятия в Калуше, простаивавшего с 2012 г., возобновилась в 2016 г., когда его через кипрскую оффшорку Xedrian Holding Ltd. купили у россиян бизнесмен Игорь Шуцкий и его партнер, личность которого СМИ не удалось выяснить.

Помогал с запуском химзавода "Народный фронт": его депутаты "продавили" через Раду законопроект, освобождающий от уплаты акциза сжиженный газ, используемый на "Карпатнефтехиме" для производства этилена – до 250 тыс. т. в год.Именно это позволило возобновить работу предприятия в Калуше. Но покупать "Ориану" И.Шуцкому и его партнеру нет необходимости: на ней "висит" долг в €170 млн, взятых ранее в кредит под развитие.

Аналогично и с мариупольским "Азовмашем". Только здесь ситуация усугубляется тем, что даже те производственные мощности, которые были выведены из ОАО "Азовмаш" на другие компании одноименного холдинга, созданного прежним генеральным директором Александром Савчуком – сейчас находятся в бедственном положении.

Закат украинского вагоностроения начался в 2012 г., когда РФ прекратила закупать украинские грузовые вагоны, полувагоны и цистерны.

После этого фактически остановились все предприятия отрасли. Более-менее сейчас работает только Крюковский вагоностроительный завод в Кременчуге.

Что же касается "Азовмаша", то еще в 2014 г. СМИ сообщали об активных работах по вырезке его оборудования на металлолом. Тем не менее, в 2015 г. в Мариуполе ухитрились сделать 48 грузовых вагонов – и это стало лебединой песней некогда индустриального гиганта.

По информации донецкого губернатора Павла Жебривского, долги "Азовмаша" по ране взятым кредитам превышают $700 млн с учетом штрафов. Поэтому, как не печально, купить его может только кто-то из местных ломозаготовителей под окончательную разделку. Но, конечно же, не за ту цену, которую хочет получить Фонд госимущества.

Примерно то же самое и с Днепропетровским электровозостроительным заводом, который сейчас находится в управлении ПАО "Укрзализница". Ситуация в этой госкомпании – тема для отдельной поэмы.

Надо лишь отметить, что, имея годовой доход в 67 млрд грн., она… не имеет средств для закупки новых тепловозов и электровозов, а потому испытывает дефицит тягового состава. Во всяком случае, так утверждает руководство УЗ. А она, "Укрзализница" – единственный реальный кормилец для ДЭСЗ. Поскольку он способен выпускать локомотивы только на советской базе.

А они имеют спрос только в СНГ. При этом в России имеются Новочеркасский электровозостроительный завод, Коломенский машзавод и объединение "Уральские локомотивы" – полностью закрывающие потребности железных дорог РФ и СНГ в электровозах.

"Семейный" дрейф

Аграрный фонд, Государственная продовольственно-зерновая корпорация Украины (ГПЗКУ) и НАК "Украгролизинг" при прежнем "преступном режиме" фактически контролировались окружением тогдашнего президента В.Януковича.

Но АФ – это всего лишь финансовый оператор, который по заданию правительства проводит закупку либо продажу зерна и муки, а также сахара.

Т.е. рыночной ценности эта структура не представляет. Тоже самое можно сказать и об "Украгролизинге", задействованном в бюджетных программах в сфере агропромышленного комплекса.

Например, по продажам фермерам сельхозтехники украинского производства, расходы по которой частично компенсируются из госбюджета. Как и любой посредник, эти госкомпании имеют возможность аккумулировать финансовые ресурсы в пользу своих неформальных владельцев.Но деньги там "капают" лишь при условии, что их выделяет Кабинет министров Украины.

Другое дело ГПЗКУ, располагающая собственными мельницами, зерновыми элеваторами, портовыми терминалами и заводами по производству комбикормов. Вот это вполне себе самостоятельная хозяйственная единица. И весьма привлекательная с точки зрения бизнеса.

Тем не менее, получить за нее рыночную цену все равно не получится – хотя Украина последние несколько лет уверенно входит в число крупнейших мировых производителей и экспортеров зерна.

Анализ публикаций СМИ позволяет сделать вывод: на данный момент все госактивы, которые при В.Януковиче находились под его "Семьей", включая т.н. "смотрящего", экс-депутата ВР Юрия Иванющенко – перекочевали под крыло "Семьи-2".

Т.е. группы бизнесменов, имеющих долю в проектах нынешнего президента. А нынешний глава ГПЗКУ Александр Григорович – один из учредителей общественной организации "УДАР", входящей в Блок Петра Порошенко.

Поэтому отойти в результате "прихватизации" корпорация может только в одном направлении – кто бы не выступил в роли формального покупателя. Но, конечно, вряд ли это будет непосредственно "Укрпроминвест-Агро" или одна из входящих в него компаний.

И наконец, последние в списке – харьковские объединения "Турбоатом" и "Электротяжмаш". Долгое время они оставались "голубыми фишками" украинской промышленности.

Тот же "Турбоатом" был единственным в СНГ производителем турбин для атомных электростанций советского, а теперь уже и российского дизайна. А значит, и для тех АЭС, которые госконцерн "Росатом" строит по всему миру. Но так было до 2012 г.

Потом на окраине Санкт-Петербурга холдинг "Силовые машины" построил "с нуля" собственный турбинный завод. И теперь заказы "Росатома" в основном идут туда.

Вот почему доходы "Турбоатома" за 2012 г. составили $175 млн, а за 2017 г. – только $96 млн. Т.е. налицо почти 2-кратное падение показателя.

Похожая ситуация и на "Электротяжмаше", который также занимается выпуском энергетического оборудования.

И наивно ожидать, что грядущий приход "эффективных частных собственников" что-то поменяет в сложившемся раскладе. Ну в самом деле - не закроет же В.Путин питерский завод "Силовых машин" ради того, чтобы поддержать харьковчан заказами от "Росатома"?

Хотя для украинской энергетики значение харьковских предприятий остается стратегическим. Долгое время интерес к ним проявлял владелец группы "Энергетический стандарт" Константин Григоришин, некогда дружественный с П.Порошенко.

Но уже давно о нем ничего не слышно. С тех пор, как он, пересидев в Украине расследование уголовного производства за неуплату налогов, весной 2016 г. вернулся обратно в Москву.

Напомним, что от украинского гражданства уроженец Запорожья К.Григоришин отказался еще в начале 2000-х гг. А продажа украинских госпредприятий россиянам сейчас законодательно запрещена.

Поэтому номинальным покупателем может оказаться харьковский олигарх Александр Ярославский. А вот в чьих реально интересах будут оформлены сделки – вопрос интересный.

Во-всяком случае, есть ощущение, что Харьковский тракторный завод у российского олигарха Олега Дерипаски и горно-обогатительный комбинат "Сухая балка" (Днепропетровская обл.) у российского холдинга "Евраз" Романа Абрамовича – А.Ярославскому в 2016-2017 гг. позволили купить не просто из соображений благотворительности.

Также вспоминается, что П.Порошенко и его администрация уделяли много внимания урегулированию проблемных вопросов, связанных с возобновлением работы ХТЗ – закрытия уголовных производств о невыплате зарплаты, реструктуризации долгов перед государственным и местным бюджетом и т.д.

Виталий Крымов, "ОстроВ" 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: