Вторник, 18 декабря 2018, 20:531545159195 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Новый раунд арбитражного разбирательства с российским госконцерном "Газпром" в Стокгольме, инициированный НАК "Нефтегаз Украины" 6 июля, улучшает позиции официального Киева в газовом диалоге с Кремлем и ЕС, который в середине июля начался в Берлине.

Но если разобраться, то к первому раунду трехсторонних газовых переговоров, Украина подошла с тем же самым багажом, что и год, и два, и три назад.

Хотя, казалось бы, арбитражный трибунал Торговой палаты Стокгольма свое слово уже сказал, и все точки над "i" в многолетнем споре "Нефтегаза" и "Газпрома" расставлены. Но слишком многое оказалось упущенным ранее и сейчас наверстать его не представляется возможным…

Газовое déjà vu

Прежде всего надо отметить: за то, что повестка дня практически не изменилась по сравнению с прошлогодней, в первую очередь надо говорить "спасибо" чиновникам ЕС.

Во-первых, заведомо невыгодный контракт с "Газпромом" в январе 2009 г. был подписан не в последнюю очередь из-за политического давления на Киев со стороны Брюсселя.

Поэтому, оценивая события нынешнего газового конфликта, следует понимать, что фактически Украине приходится воевать на два фронта. ЕС не может считаться полноценным союзником – только ситуативным.

А все потому, что в наличии независимого газового транзитера не заинтересованы ни поставщик, ни покупатель.

Это подтверждается решением стокгольмского арбитража, вынесенным 22 декабря 2017 г. Арбитры удовлетворили требования "Нефтегаза" о пересмотре ценообразования на российский ресурс. Т.е. они признали несправедливый и дискриминационный характер формулы, навязанной нам "Газпромом". Но! Тем не менее, "Нефтегазу" отказали в возмещении переплаты $14 млрд в период с 2011 по II кв. 2014 г.

И, обязав "Газпром" выплатить "Нефтегазу" $4,63 млрд компенсации за несоблюдение условия "качай или плати" в рамках транзитного контракта (напомним, сумма исковых требований украинской стороны составляла $16 млрд), арбитраж отказался пересмотреть формулу, по которой высчитывается тариф на прокачку российского газа в ЕС.

Причем сделано это было по процедурным причинамт.е. арбитры просто нашли формальный предлог, чтобы не класть "Газпром" на лопатки, если прибегнуть к терминологии из спортивной борьбы.

Именно поэтому "Нефтегаз" и был вынужден 6 июля повторно обратиться в стокгольмский арбитражный трибунал, требуя пересмотра транзитного ценообразования и взыскания с "Газпрома" $11,58 млрд, недоплаченных ранее из-за "хитрой" формулы тарифа, который получается ниже европейских.

И самое главное: иски были поданы весной 2014 г., а решения по ним вынесены 22 декабря 2017 г. и 28 февраля 2018 г. Т.е. в одном случае разбирательство тянулось 3,5 года, в другом – почти 4 года.

Вряд ли арбитрам требовалось столько времени, чтобы установить: чьи требования и претензии обоснованы, а чьи – нет. Поэтому, затянув процедуру по максимуму, стокгольмский арбитраж подыграл "Газпрому".

Т.к. действующие контракты заканчиваются совсем скоро, в 2019 г. И без проблем можно тянуть до "часа Х" путем обжалования в апелляционной инстанции как самого арбитражного решения, так и его выполнения по сути.

Что, в общем-то, "Газпром" сейчас и делает. Напомним, россияне оспаривают вердикт арбитража в апелляционном суде округа Свеа.

Кроме того, они блокируют принудительное выполнение арбитражного вердикта в судах Нидерландов, Швейцарии и Великобритании – куда "Нефтегаз" в июне обратился с соответствующими исками.

Это разбирательство в свою очередь грозит затянуться на несколько лет. Вот почему к началу очередных переговоров об условиях зимних поставок ничего не поменялось: сплошное газовое дежавю.

Как известно, после смены власти в феврале 2014 г. новое руководство Украины наконец сделало то, что следовало сделать как минимум на 3 года раньше: отказалось выполнять контракты с "Газпромом", обжаловав их в арбитраже.

И пока в Стокгольме шло разбирательство, требовалось каким-то образом согласовать условия транзита и возможной покупки российского газа Украиной в период отопительного сезона – когда его расход резко возрастает.

Т.е. в 2014-2017 гг. речь шла о временных договоренностях, а спорные вопросы (оплата ранее поставленных объемов, задолженность по поставкам в ОРДЛО, претензии по цене транзита, компенсационные выплаты по "бери или плати", "качай или плати" и т.д.) выносились за рамки.

При этом подразумевалось (во всяком случае, в Киеве), что все эти моменты будут цивилизованно урегулированы в рамках арбитража.

Теперь же получается, что вроде как и решение из Стокгольма есть – а спорные вопросы так никуда и не делись. И снова их надо выносить за рамки. В очередной раз.

Большая игра вокруг трубы

И все-таки сейчас нет повода утверждать, что "все пропало". Новый иск "Нефтегаза" к "Газпрому" свидетельствует прежде всего о жесткой позиции, направленной на защиту национальных интересов.

Важен сам факт того, что украинская сторона в лице "Нефтегаза" не умоляет о снисхождении, как это было ранее, а последовательно и настойчиво добивается отношения к себе как к равноправному бизнес-партнеру.

Да, срок имеющихся контрактов близится к завершению. Да, вынесенные арбитражные и судебные решения можно оспаривать – так же, как и их выполнение. Но, во-первых, никто не отменял ретроспективных платежей. Т.е. даже после того, как контракт истек – по нему все равно придется выплатить компенсацию, если будет соответствующий вердикт арбитров.

Между тем на утвержденную арбитражем сумму компенсаций день за днем "капает" штраф за просрочку – увеличивая будущие платежи "Газпрома".

И там это тоже прекрасно понимают. Поэтому рано или поздно будут вынуждены пойти на уступки или сдаться. Чтобы "дожать" оппонента, требуется всего лишь последовательность и настойчивость.

Пока что "Нефтегаз" демонстрирует и то, и другое. Но есть в его позиции и свои слабые стороны, на которых успешно играют в Кремле.

Там требуют от "Нефтегаза" отказа от арбитражных разбирательств в качестве предварительного условия для переговоров об условиях транзита в 2020-2028 гг., после завершения действующего контракта.

Т.е. далеко не факт, что потом россияне согласятся сохранить транзит через Украину – а иски из арбитража надо забрать уже сейчас.

"Нефтегаз" отказался это сделать, однако компании следует быть готовой к новым ультиматумам.

Ведь вопрос о будущем украинской газотранспортной системы (ГТС) после 2019 г. все равно остается открытым: будет ли она задействована в транзите или газ в ЕС пойдет по новым маршрутам?

Соответствующие предложения украинской компании, направленные в центральный офис "Газпрома" в начале мая, выглядят вполне рациональными.

Это повышение стоимости транзита на 33% в 2018-2019 гг. (что дополнительно принесет "Нефтегазу" $2,3 млрд) – либо сохранение существующей ставки транзита при условии обеспечения прежнего объема прокачки в 110 млрд м3 в год.

При этом "Нафтогаз" предлагает перенести повышенные платежи за 2018–2019 гг. на 2020–2028 гг. – тогда в ближайшие 2 года тариф не изменится, а затем средний платеж составит 3,2 млрд долл. в год.

Т.е. ничего большего, кроме восстановления статус-кво, украинская сторона не требует. В этом легко убедиться, взглянув на статистику.

Объемы транзита российского газа через ГТС Украины, млрд м3

2007

2008

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

2017

115,2

119,6

95,8

98,6

104,2

84,3

86,1

62,2

67,1

82,2

90,8

Тем не менее, в российском концерне коммерческие предложения назвали "издевательством", а посвященные данной теме статьи в российских СМИ вышли с заголовками "Украина шантажирует "Газпром".

Хотя, если подумать – где здесь криминал? В том, что украинская сторона хочет добиться для себя тех же условий, что и европейские контрагенты "Газпрома"? Тогда при чем тут шантаж?

Столь нервная реакция из РФ еще раз доказывает, что надеяться на конструктивный диалог в газовой сфере официальному Киеву не приходится.

И потому особого выбора тактики у него нет. "Пленных не брать" – единственное, что остается в таком случае. Но опять возникает вопрос: а что дальше?

В конце июня главный коммерческий директор "Нефтегаза" Юрий Витренко признал, что помешать строительству "Северного потока-2" скорее всего не удастся.

"Это невероятно тяжелый бой и у нас меньше шансов его выиграть, чем проиграть", – сказал он в комментарии СМИ.

Как уже отмечалось, спасти ситуацию может только сдача украинской газовой трубы европейцам, если называть вещи своими именами. Тогда для них теряется смысл в обходных проектах.

Тогда ЕС становится действительно бизнес-партнером Украины в газовой сфере, а не просто ситуативным союзником, как сейчас. Т.е. полностью поддерживает Киев в дискуссии с "Газпромом".

В этом случае россияне уже не смогут шантажировать "Нафтогаз": "или прекращайте арбитраж, или у вас останется пустая труба"

Но создание консорциума для совместного управления украинской ГТС топчется на месте.

Сначала поиском партнеров для консорциума занялся сам "Нефтегаз" и даже привлек к этому процессу инвесткомпанию Rothschild SpA в качестве советника.

Однако затем в Кабинете министров Украины (КМУ) вполне резонно решили, что раз это дело государственной важности – то переговоры должно вести правительство.

И создали для этого межведомственную группу во главе с вице-премьером Владимиром Кистионом, креатурой премьера Владимира Гройсмана.

Еще в январе-феврале сообщалось о неких предварительных собеседованиях группы с представителями компаний, выразивших заинтересованность в проекте.

С тех пор прошло полгода – но никаких подвижек нет. И это неудивительно, т.к. долгое время ГТС Украины рассматривалась властями страны как некая дойная корова. Она ежегодно приносила миллиарды долларов дохода – которые потом получалось успешно "осваивать".

Вкладывать в модернизацию "трубы" никто не хотел: всем украинским руководителям хотелось успеть побольше урвать, пока самих не оторвали от "корыта".

В результате износ ГТС нарастал как снежный ком и сейчас модернизация потянет на €10-11 млрд – сумму, сопоставимую с ценой строительства "Северного потока-2".

И этот факт стал "увесистым" аргументом в диалоге Кремля с ЕС и прежде всего с деловыми кругами Германии.

В сущности, их не в чем винить: любой из нас предпочтет новый телевизор или мобильный телефон, если ремонт старого стоит столько же, сколько покупка нового.

А заявления нынешних украинских лидеров о том, что,лишившись газового транзита, Украина подвергнется прямому военному вторжению со стороны РФ, в европейских столицах не воспринимают всерьез.

Есть и еще один нюанс. Чтобы инвесторы наконец пришли и вложили деньги в украинскую ГТС, требуется разделение "Нефтегаза" на сбытовую, добывающую и транспортирующую компании.

План реструктуризации давно утвержден Кабмином – но она не движется в практической плоскости. Юрлицо – оператор ГТС создано. Это ПАО "Украинские магистральные газопроводы".

Однако по-прежнему фактическим оператором ГТС остается ПАО "Укртрансгаз", дочерняя компания "Нефтегаза".

Не так давно глава правления "Нефтегаза" Андрей Коболев заявил, что план реструктуризации нуждается в доработке и повторном утверждении КМУ.Т.е. предложил загнать процедуру на новый бюрократический круг.

По сути "Нефтегаз" представляет собой государство в государстве и не подчиняется главе правительства. Чтобы понять это, достаточно послушать диалоги премьера с А.Коболевым – иногда на заседаниях КМУ, а порой и в публичной плоскости.

Объективно говоря, руководство "Нефтегаза" не заинтересовано в разделении холдинга: тогда оно остается со сбытовой компанией, на которой тяжким балластом висят долги потребителей в 36 млрд грн.

А подразделения, генерирующие финансовые потоки, "Укртрансгаз" и "Укргаздобыча" – уходят из-под управления А.Коболева и его команды. Которых, напомним, весной 2014 г. поставили представители "Народного фронта" по результатам коалиционных торгов с БПП. То есть, "Нефтегаз" для НФ – это еще и предвыборный ресурс. А учитывая катастрофические рейтинги фронтовиков и их уже открытый конфликт с президентом, других ресурсов, кроме экономических и министра Авакова, у них практически нет.

Неудивительно, что процесс реструктуризации "Нефтегаза" топчется на месте. Кроме того, не проделана "домашняя работа" в Верховной Раде.

В частности, до сих продолжает действовать закон, принятый в 2007 г. по инициативе тогдашнего премьера Юлии Тимошенко. Он запрещает любые операции с ГТС: сдачу в аренду, концессию, приватизацию и т.д.

До того, как он будет отменен голосованием ВР, никто из "акул" европейской и мировой энергетики не станет даже предварительно обсуждать возможность своего участия в консорциуме.Но эти инициативы тоже не вносятся и не рассматриваются депутатами.

Поэтому пока власть и заветные мандаты в руках, надо урвать по максимуму. Какой такой консорциум? До 2019 г. украинская "труба" в любом случае не опустеет, а там видно будет…

Теперь вернемся к немецкому крупному бизнесу, выступающему за "Северный поток-2" и не желающему отказываться от него в поддержку Украины.

А действительно: почему они должны жертвовать личными интересами ради государственных интересов Украины, если этого не хотят делать даже наши собственные руководители?

Отсюда и парадокс: занимая сейчас на 100% проукраинскую позицию в диалоге с "Газпромом", руководство "Нефтегаза" и его политическая "крыша" готовы оставить Украину с пустой "трубой", лишив транзитного статуса и ежегодных миллиардных доходов в долларовом эквиваленте…

Виталий Крымов, "ОстроВ" 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: