Вверх

Спецтема: Внеочередные выборы в Верховную Раду

Арест счетов краматорского завода "Энергомашспецсталь" (ЭМСС), инициированный в конце февраля энергохолдингом ДТЭК Рината Ахметова, блокировал работу предприятия, создавая предпосылки для его перехода в управление бизнес-структур украинского олигарха №1.

Подобная модель ранее уже была реализована его группой "Метинвест" в отношении Днепровского металлургического комбината (ДМК), формально все еще принадлежащего корпорации "Индустриальный союз Донбасса" (ИСД).

Поэтому менеджеры и юристы Р.Ахметова могут попытаться повторить схему и в отношении ЭМСС, с 2010 г. входящей в группу компаний "Атомэнергомаш" российского госконцерна "Росатом". Ситуация для такого маневра сложилась весьма благоприятная.

"Вкусная мишень"

ЭМСС – единственный в Украине производитель специальных сталей и заготовок из них. Они используются в металлургии, тяжелом машиностроении и судостроении.

Но главная фишка – продукция для атомной энергетики. Вот почему ЭМСС очень интересовались россияне. При В.Януковиче им удалось зайти на это предприятие, купив контрольный пакет.

В качестве продавца выступили зарегистрированные на Кипре компании, связанные с тогдашним генеральным директором Максимом Ефимовым, ныне депутатом Верховной Рады от БПП.

Несмотря на приход нового собственника, М.Ефимов еще 4 года оставался в прежней должности на ЭМСС - до избрания в парламент в 2014 г.

Это указывает на то, что семье Ефимовых удалось сохранить достаточное присутствие в акционерном капитале предприятия.

Поэтому на самом деле еще вопрос, против кого именно направлены нынешние "воспитательные меры" в виде ареста банковских счетов. Попробуем в нем разобраться.

Для начала стоит отметить, что ЭМСС не впервые оказывается в подобной ситуации. Еще в октябре 2013 г. ДТЭК "воспитывал" краматорских металлургов ограничением электроснабжения.

Таким образом компания Р.Ахметова пыталась убедить ЭМСС расплатиться по долгам за электроэнергию (э/э) в размере 62,5 млн грн.

Очевидно, что тогда предприятию пришлось погасить требуемую сумму, чтобы избежать полной остановки. И на этом инцидент был исчерпан.

Сейчас речь идет о более серьезных деньгах – 224,7 млн грн. Гасить этот долг ЭМСС отказалась, увязывая данный вопрос с расчетами своего заказчика – холдинга "Метинвест".

Как поясняет администрация "Энергомашспецстали", "Метинвест" платит за полученную продукцию (в основном это опорные валки для прокатных станов) спустя 2 мес. после получения заказа.

Тогда как э/э для предприятия от ДТЭК шла на условиях предоплаты. Отсюда, дескать, и разрывы ликвидности, мешающие своевременным расчетам.

Вместе с тем нынешний долг начал формироваться еще в 2014 г. и очевидно, что причиной его наращивания не могут быть краткосрочные перебои с денежным потоком.

Администрация ЭМСС отмечает, что у нее сейчас есть подписанные договора с "Метинвестом" на 280 млн грн. И предлагает взаимозачет: погашение существующего долга в счет авансовых платежей за заказанную продукцию.

У Р.Ахметова, естественно, такой вариант отвергают – называя неприемлемым. При этом ЭМСС с 1 января ушла от ДТЭК к другому поставщику э/э – и теперь в компании уверены, что ей удастся избежать ограничений в энергоснабжении, которыми опять угрожает ДТЭК.

Но даже если "воспитание" не пойдет дальше блокирования счетов – даже тогда продолжить нормальную операционную деятельность ЭМСС будет очень сложно.

Об этом свидетельствует опыт других предприятий, ранее оказавшихся в подобной ситуации.

Долги же имеют свойство увеличиваться как снежный ком. Сейчас 224,7 млн грн. не выглядит как критическая сумма для предприятия, годовой доход которого по итогам 2016 г. составил 1,86 млрд грн.

Тем не менее, вопросы относительно его платежеспособности остаются. Так, в 2017 г. ЭМСС была втянута в разбирательство с НАК "Нефтегаз Украины" в лице ГК "Газ Украины", через суд выбивавшей 12,8 млн грн. долга за ранее поставленный ресурс.

Сумма вроде бы совсем пустяковая – как с учетом той, что фигурирует в нынешнем споре ЭМСС и ДТЭКа, так и с учетом годовой доходности предприятия.

Тем не менее, тогда "Газ Украины" в хозяйственном суде Донецкой обл. добивался не просто выплаты причитающейся суммы, а немного-нимало банкротства "Энергомашспецстали".

Спрашивается – для чего менеджменту предприятия доводить отношения с деловыми партнерами до таких крайностей, будь у него возможность расплатиться?

Значит, можно предположить, что определенные проблемы все же есть (отчетность за 2017-2018 гг. ЭМСС не публиковала) – несмотря на имеющийся портфель заказов, причем не только от "Метинвеста".

Росатом на дистанции

Теперь надо вернуться в 2010 г. и вспомнить, кому принадлежала ЭМСС до прихода российского "Атомэнергомаша".

Помимо семьи Ефимовых там присутствовала семья Анатолия Близнюка – заместителя председателя краматорского горисполкома, впоследствии донецкого губернатора и министра ЖКХ периода В.Януковича.

Свою долю в предприятии имел и Виталий Гайдук, вице-премьер по ТЭК и глава группы советников премьер-министра в правительстве Ю.Тимошенко.

Так, в 2006 г., когда М.Ефимов был назначен гендиректором ЭМСС, Сергей Близнюк (сын А.Близнюка) владел 4,7% акций, донецкой фирме ЗАО "Визави" В.Гайдука принадлежало 10,29%.

Эти группы и далее оставались владельцами, меняя формальный состав учредителей: сначала на венчурные инвестфонды "Рим-1" и "Рим-2", затем на кипрские оффшорки Jugon Holding Ltd. и Ukrainian Metalurgical Plants M.s. Ltd.

Последняя предпродажная рокировка была сделана в 2010 г. Тогда 92,7% ЭМСС акционеры перекинули на кипрскую EMSS Holdings Ltd. – и как раз в ней "Атомэнергомаш" и купил свыше 50% в декабре 2010 г.

Чуть ранее, в январе 2010 г., В.Гайдук продал свою долю в ИСД российскому государственному Внешэкономбанку – 50%+2 акции. Поэтому очевидно, что и в ЭМСС россияне приобрели прежде всего его долю.

Напомним, что в тот период РФ вела жесткую наступательную стратегию, скупая активы в различных сферах украинской экономики. Все это происходило в рамках политических договоренностей В.Путина сначала с Ю.Тимошенко, а затем и с В.Януковичем.

В случае с В.Гайдуком этот тренд совпал с его личным желанием уйти из бизнеса и политики. Что же касается Ефимовых и Близнюков, то у них таких намерений точно не было. Тем не менее, очевидно, что их заставили частично поделиться бизнесом, уменьшив участие в ЭМСС в пользу "Атомэнергомаша" – поскольку доля В.Гайдука не обеспечивала контрольный пакет акций, позволявший включить предприятие в структуру российского холдинга.

Именно для этого и потребовалось создание EMSS Holdings Ltd. вместо прежних оффшорок-учредителей. Как уже отмечалось, после вхождения ЭМСС в орбиту "Росатома" Ефимовым удалось остаться в его акционерном капитале.

Сейчас М.Ефимов является президентом "Энергмашспецстали". Это должность, позволяющая управлять предприятием косвенно, без нарушения закона "О статусе народного депутата Украины", запрещающего совмещать работу в Верховной Раде с любыми административными должностями.

Людмила Ульященко, помощник депутата ВР М.Ефимова – одновременно заместитель гендиректора ЭМСС по экономике, а С.Близнюк числится заместителем по перспективному развитию.

Таким образом, прежние владельцы сохранили не только долевое участие в акционерном капитале, но и самое главное – у них остался операционный контроль за деятельностью "Энергомашспецстали".

Это означает, что они управляют финансовыми потоками предприятия и могут распоряжаться его доходами по своему усмотрению.

А что же россияне? Очевидно, они просто довольствуются тем, что краматорский завод обеспечивает выполнение их заказов по приемлемым ценам. На большее не претендуют.

Дело в том, что в РФ есть только одно предприятие, выпускающее продукцию, аналогичную ЭМСС. Это расположенный в Ленинградской обл. завод "ОМЗ-Спецсталь".

Он входит в госкорпорацию "Объединенные машиностроительные заводы" (ОМЗ) и, пользуясь его эксклюзивным статусом, руководство ОМЗ "загибало" цены для атомщиков.

По крайней мере, так считали в "Росатоме". Поскольку в декабре 2010 г., комментируя покупку ЭМСС, представители "Росатома" заявляли, что появление конкурента для "ОМЗ-Спецсталь" положительно скажется на цене продукции.

Ситуация изменилась после аннексии Крыма и "русской весны" на Донбассе.

Во-первых, отношение к российскому бизнесу в Украине стало резко отрицательным.

Во-вторых, введенные США экономические санкции ударили в т.ч. по ОМЗ, потерявшей часть заказов как среди зарубежных клиентов, так и в российском военно-промышленном комплексе.

Это сделало руководство ОМЗ гораздо более сговорчивым по части цен для "Росатома".

Тем не менее, еще в 2015 г. гендиректор "Атомэнергомаша" Андрей Некипелов утверждал, что для производства корпусов реакторов в основном используется продукцию "Энергомашспецстали" - за исключением случаев, когда есть прямые требования клиентов использовать другую заготовку.

Тогда же, в 2015 г., на "ОМЗ-Спецстали" отмечалось падение производства на 25-30%. А уже с 2016 г. она начала снова получать крупные заказы для российской атомной энергетики.

Поскольку провозглашенная правительством РФ политика импортозамещения, начатая под давлением международных санкций – не предполагает дальнейшей кооперации с ЭМСС.

Кроме того, очевидно, что теперь в "Росатоме" ни за что не согласятся на передачу технологий для ЭМСС – а без этого предприятие не сможет работать на их новые заказы.

Ранее россияне уже преодолели зависимость от харьковского объединения "Турбоатом" по тихоходным турбинам для своих АЭС – за счет создания нового производства в Подольске на совместном предприятии с французским концерном Alstom.

Но там действительно были сложности, поскольку требовалась передача и внедрение французской технологии Arabelle. В случае с заготовками для реакторных корпусов все проще: никаких ноу-хау у ЭМСС нет, как уже отмечалось, на "ОМЗ-Спецсталь" есть полностью идентичное производство.

Таким образом, есть основания полагать, что "Атомэнергомаш" не будет цепляться зубами за актив в Краматорске.

Вот почему сейчас довольно удобная ситуация для того, чтобы попытаться получить контроль над ЭМСС, воспользовавшись ее долгами перед поставщиком э/э.

Каменский сценарий

Нечто подобное ранее было проделано в отношении ДМК (г.Каменское, Днепропетровская обл.). Этот комбинат работает на железорудном сырье от "Метинвеста" и по ряду причин накопил значительную задолженность перед поставщиком.

"Метинвест" в судах получил необходимые решения о взыскании долгов, общая сумма которых достигала 17,5 млрд грн. – а затем фактически получил комбинат в свое операционное управление.

Туда в апреле 2017 г. был назначен первым заместителем гендиректора Александр Подкорытов, ранее руководивший Енакиевским метзаводом "Метинвеста".

Вместе с ним на ключевые должности пришли еще два топ-менеджера, ранее работавших в "Метинвесте".

Позднее стало известно, что "Метинвест" продает продукцию ДМК. И, как подтверждал в октябре 2017 г. исполнительный директор ИСД Максим Завгородний, это делалось в рамках погашения задолженности корпорации перед группой Р.Ахметова.

Только за декабрь 2018 г. "Метинвест" за счет перепродажи продукции ДМК получил $264 млн, или 7,128 млрд грн. по текущему курсу.

Понятно, что часть этой выручки следует отминусовать на себестоимость производства – и тем не менее, даже с учетом этого можно предположить, что с долгами ИСД комбинат за 2 года давно успел рассчитаться.

Тем не менее, он продолжает работать под управлением бывших менеджеров "Метинвеста".

Так же можно вспомнить, как благодаря долгам группы "Донецксталь" Виктора Нусенкиса (их общий объем по некоторым данным достигал $1 млрд, включая проценты) "Метинвест" летом 2018 г. стал совладельцем шахтоуправления "Покровское" – крупнейшего производителя коксующегося угля и самого значимого актива "Донецкстали" на территории, подконтрольной официальным украинским властям.

Поэтому нет ничего фантастического в предположении, что и в отношении ЭМСС группа Р.Ахметова (в данном случае ДТЭК) пытается реализовать тот же обкатанный сценарий.

Валерий Байкалов, "ОстроВ"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: