Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине

Осколки некогда могущественной финансово-промышленной группы "Индустриальный союз Донбасса" постепенно перетекают в орбиту группы "Метинвест".

Вслед за Днепровским металлургическим комбинатом (г.Каменское, Днепропетровская обл.) группа Рината Ахметова нацелилась на меткомбинат ISD Huta Czestochowa.

Но если ДМК контролируется неформально, путем назначения туда бывших топ-менеджеров "Метинвеста" на ключевые должности, то польский меткомбинат Р.Ахметов собрался купить вполне официально.

Об этом стало известно 25 февраля из сообщения СМИ, в поле зрения которого попала повестка дня заседания Антимонопольного комитета Украины, намеченного на 27 февраля.

В документе под п.7 значится обсуждение предварительных выводов АМКУ об отсутствии необходимости давать согласование сделки по опосредованной покупке ISD Huta Czestochowa.

В качестве покупателя указана материнская компания группы Р.Ахметова, зарегистрированная в Нидерландах (вероятно, из соображений патриотизма).

Закат Таруты

Если описывать историю ИСД вкратце, то ее расцвет пришелся на первую половину 2000-х гг., а с 2010 г. дела пошли по нисходящей.

Переломным моментом стал проигрыш на президентских выборах-2010 тогдашнего премьера Юлии Тимошенко, многолетнего лоббиста интересов ИСД.

Она в итоге так и не сумела вернуться на первые роли в украинской политике и (возможно, предвидя такой сценарий) экс-вице-премьер Виталий Гайдук сразу после выборов вышел из ИСД, продав свою долю в 50%+2 акции российским инвесторам.

После этого между новыми и старыми совладельцами начались конфликты.

Новых представляет российский государственный Внешэкономбанк, а старые – это генеральный директор ИСД Олег Мкртчан и председатель совета директоров Сергей Тарута.

Параллельно В.Гайдук и его бывшие партнеры затеяли судебные разбирательства на Кипре - выясняя, кто кому и сколько остался должен.

Все эти вместе взятые факторы на фоне неблагоприятных экономических тенденций и отсутствия у ИСД сырьевой базы для металлургического бизнеса поставили корпорацию на грань катастрофы.

Она перешла к распродаже активов и стремительно накапливала задолженность.

Ну а последний гвоздь в крышку гроба вбили война на Донбассе и "блокада" захваченных сепаратистами отдельных районов Донецкой и Луганской обл.

Там, в ОРДЛО, у ИСД остался ряд значимых предприятий, среди которых следует выделить коксохимический завод и меткомбинат в Алчевске.

Сейчас они контролируются структурами беглого харьковского зиц-олигарха Сергея Курченко. Ну а российские акционеры ИСД давно хозяйничают в Венгрии на меткомбинате ISD Dunaferr. У С.Таруты и О.Мкртчана оставались ДМК и ISD Huta Czestochowa.

Но, как уже отмечалось, в апреле 2017 г. к руководству ДМК пришли бывшие топ-менеджеры "Метинвеста" - во избежание полной остановки предприятия и решения проблем с долгами ИСД перед группой Р.Ахметова за поставленную ранее железную руду. При этом официально "Метинвест" опровергает контроль над ДМК, но подтверждает наличие у ИСД долгов перед ним на сумму свыше $700 млн.

ISD Huta Czestochowa в свою очередь постепенно терял активы. Процесс начался в 2010 г., когда трубный цех был выделен в отдельное юрлицо и продан польской компании Alchemia SA.

Далее в 2013 г. появились сообщения о готовности ИСД избавиться от электросталеплавильного цеха на польском меткомбинате.

Летом 2018 г. ИСД продала гданьскую судоверфь Stocznia Gdansk и завод GSG Towers по производству металлоконструкций для ветровой энергетики.

Покупателем выступило государственное Агентство развития промышленности Польши ARP. Т.е. по сути сделка была не классической куплей-продажей, а своего рода реприватизацией.

Вот почему сейчас и продажа Huta Czestochowa выглядит как вполне логичный финал для ИСД.

Никаких вопросов к С.Таруте: у него занимательная, хотя и не уникальная история на тему "как из миллиардеров стать миллионером".

Вопросы к Ахметову

"Метинвест" в Европе сейчас представлен металлопрокатными заводами: два из них находятся в Италии, по одному – в Болгарии и Великобритании.

В 2017 г. они совокупно произвели 1,678 млн т. продукции, в т.ч. толстолистового проката - 908 тыс. т. Huta Czestochowa также специализируется на толстом стальном листе.

Ранее его основным покупателем была Stocznia Gdansk, но там уже давно забыли, когда в последний раз спускали со стапелей новые суда – это было много лет назад.

Завод по производству конструкций для ветрогенераторов тоже поглощал значительные объемы стальных плит – учитывая акцент европейцев на электроэнергии из возобновляемых источников, включая ветер.

Но и на этом рынке есть очень высокая конкуренция. Поэтому при С.Таруте дела у GSG Towers шли так себе. Иначе он не вернул бы завод польским властям.

Так что куда "Метинвест" будет продавать 1 млн т проката с Huta Czestochowa – вопрос интересный. Хотя вряд ли предприятие будет работать на всю мощность.

Впрочем, есть вопросы гораздо более занимательные. Дело в том, что в 2019 г. целый ряд металлургических комбинатов в Европе был остановлен по экологическим соображениям.

Поскольку Еврокомиссия существенно повысила цену квот на выброс парниковых газов для промышленных предприятий - реагируя на происходящие климатические изменения и стремясь улучшить экологию.

А меткомбинаты – один из основных источников таких выбросов. Поэтому были остановлены метпредприятия US Steel Kosice в Словакии Liberty Ostrava в Чехии, итальянская Arvedi остановила доменный цех (т.е. прекратила выплавку чугуна) и т.д.

Среди "жертв" новой экологической политики ЕС, объявившего о переходе к безуглеродной экономике до 2050 г. (т.е. полностью исключающей выбросы парниковых газов), оказался и польский меткомбинат в Кракове, принадлежащий концерну ArcelorMittal.

C сентября там остановлены доменный и конвертерный цех, а также аглофабрика – т.е. подготовительное и сталеплавильное производство, дающие наибольшие объемы выбросов. В работе остаются только прокатные цеха.

Они получают стальную заготовку для переката из других источников. Точно также работают и заводы "Метинвеста" в Италии, Болгарии и Великобритании.

Они выпускают прокат для европейского рынка из стальной заготовки, выплавляемой на металлургических комбинатах им.Ильича и "Азовсталь" в Мариуполе, а также на ДМК и "Запорожстали".

Такая модель полностью устраивает европейцев: они получают стальную продукцию для своих нужд и при этом не "убивают" экологию в своих странах: дышат чистым воздухом и пьют чистую воду.

Чего не скажешь о жителях Мариуполя, Запорожья, Каменского и других индустриальных центров Донбасса и юго-востока Украины.

Очевидно, что и ISD Huta Czestochowa в случае покупки "Метинвестом" не будет заниматься выплавкой стали. Ведь по словам генерального директора ArcelorMittal Poland Герта Веербека, тарифы на электроэнергию в Польше в 2 раза выше, чем в соседней Германии.

И это делает убыточным электросталеплавильное производство: не только в Кракове, но и в Ченстохове.

Логично, что тогда будут больше "дымить" меткомбинаты Р.Ахметова в Украине, обеспечивая работу прокатных станов на Huta Czestochowa.

Вот отсюда и вопрос: почему состояние владельца "Метинвеста" растет за счет здоровья жителей индустриальных регионов юго-востока и Донбасса?

Нет, разумеется: пиарщики и топ-менеджеры Р.Ахметова готовы часами рассказывать об экологических инвестициях группы, уменьшающих вредные выбросы и т.д.

Они готовы предоставить множество цифр, подтверждающих "приверженность компании высоким экологическим стандартам".

Но достаточно просто приехать в Мариуполь, Каменское или Запорожье, посмотреть на местные меткомбинаты, поглубже вдохнуть воздух, щедро приправленный запахом сернистого ангидрида – и осознать, что между яркими презентациями в конференц-залах и реальностью лежит не просто пропасть, а бездна.

Мариуполь, вид на комбинат "Азовсталь", сентябрь 2018 г., радио "Свобода"

И еще один аспект, связанный с возможной покупкой Huta Czestochowa компанией Р.Ахметова.

Лоббисты "Метинвеста" в подконтрольных СМИ не жалея темных красок описывают ужасы, поджидающие украинскую металлургию в случае повышения тарифов на железнодорожные грузоперевозки, рентной платы за добычу железной руды, эконалога – как только такая инициатива появляется в Кабинете министров или Верховной Раде.

Одним словом, едва власть пытается заставить Р.Ахметова немного поделиться с украинским государством и его гражданами – правительственным чиновникам и депутатам парламента начинают рассказывать, что это приведет чуть ли не к экономической катастрофе для страны.

Дескать, итак то ли уже себе в убыток работаем, то ли на грани этих убытков балансируем, вот-вот заводы закроются. А у нас же многотысячные трудовые коллективы, людям надо кормить семьи и т.д.

А ведь эти миллиарды от эконалога и ренты – возможность хоть немного поднять выплаты украинским старикам, 80% которых получает пенсию в 2 раза ниже реального прожиточного минимума.

Повышение платы за перевоз грузов – возможность избежать повышения пассажирских тарифов и оставить стоимость поездок доступной для малообеспеченных граждан.

Между тем, если лоббисты "Метинвеста" не лукавят и положение такое сложное (мировые цены на сталь падают, конкуренция на внешних рынках обостряется и т.д.) – откуда у компании деньги на покупку крупного меткомбината в Польше?

И он в любом случае стоит дороже, чем вилла бельгийского короля, купленная Р.Ахметовым в конце января за 200 млн.

Все это напоминает ситуацию в многоквартирном доме, где один из жильцов постоянно жалуется соседям на безденежье и по минимуму скидывается на общие нужды подъезда – а потом внезапно покупает новый Lexus.

Надо ли в таком случае украинскому государству продолжать "лелеять" бизнес таких олигархов?

Виталий Крымов, "ОстроВ"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: