Вторник, 11 декабря 2018, 20:201544552450 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

"Сегодня киевский режим не контролирует ситуации в регионе, а беспомощное указывание на неопределенную "третью силу" является только демонстрацией отсутствия суверенитета над разжигаемым бандеровцами Закарпатьем". "Сохранение украинского "государства" в его нынешних, фиктивных границах грозит поэтому дальнейшей дестабилизацией региона, а также серьезными последствиями соседним государствам. Откладывание того, что неизбежно, может принести только голод, нищету, войну и смерть".

Так отреагировала маргинальная ультраправая организация Falanga на недавнее сообщение о задержании польскими правоохранителями по запросу украинского МВД троих ее членов за поджог здания Общества венгерской культуры Закарпатья (KMKSZ) в Ужгороде 4 февраля. Польские радикалы отрицали свое участие в организации этой провокации и выражали сомнения в том, что ее действительно совершили "фалангисты". Между тем, в ночь на 27 февраля, когда стало известно о состоявшемся за неделю до того аресте членов "Фаланги", здание KMKSZ подорвали мощным самодельным взрывным устройством.

Фото Mukachevo.net

В начале марта полиция сообщила о поимке троих исполнителей этой новой провокации, которыми, по словам правоохранителей, оказались жители Кировоградской и Черкасской областей, действовавшие якобы по заказу жителя Приднестровья, который успел бежать в непризнанную республику. Среди задержанных, говорилось в сообщении, — ветераны боевых действий на востоке Украины, имевшие не идеологические побуждения, а исключительно материальный стимул.

Кремлевская фаланга

Украинские власти предсказуемо списали оба происшествия на "руку Москвы". "Фаланга", ее глава Бартош Бекер и некоторые другие связанные с ними лица действительно уже не раз проявляли себя апологетами внешней политики Владимира Путина, сторонниками донбасских "республик" и любителями такого рода эффектных провокаций. В 2015 году "ОстроВ" рассказывал, в частности, об "антибандеровских" патрулях "фалангистов", которые даже записали видео, как несколько человек с оружием, в камуфляже и с флагами своей организации рыскают в траве в якобы поисках прорывающихся через кордон "правосеков". Происходило это после происшествия в том же Закарпатье, когда в Мукачево случилась известная перестрелка с участием представителей "Правого сектора" и людей депутата Верховной Рады Михаила Ланьо, называемого в регионе криминальным авторитетом.

Еще более шумной, но не более значимой в плане практического результата, стала быстро сошедшая на нет инициатива "Реституция кресов", авторы которой провозгласили начало судебных процессов поляков против Украины ради возвращения имущества, оставленного тут в результате бурных событий 1940-х годов. За инициативой стояла незарегистрированная в Польше прокремлевская партия Zmiana, глава которой Матеуш Пискорский с 2016 года находится в тюрьме как подозреваемый в шпионаже в пользу России. Бекер был в то время одним из заместителей Пискорского.

В обоих случаях первыми об этих провокациях сообщили российские телеканалы: о "патрулях" "Фаланги" — НТВ, о "реституции" — "Россия 24".

Когда побеждает разум

Так было не только в этих случаях. Частые провокации, нацеленные на объекты, связанные изначально с Польшей, начались в январе 2017 года, когда в Бродовском районе Львовской области был осквернен памятник погибшим полякам-жителям села Гута Пеняцкая, в уничтожении которого, как считается, принимала участия дивизия СС "Галичина". Видео с изувеченным памятником, подхваченное сайтами РФ, появилось на специально для него созданном YouTube-аккаунте под названием "Вільна Україна", оформленном в символику "Правого сектора". При этом текст к видео был написан на украинском языке с ошибкой, не оставлявшей сомнения в том, что его авторы пользовались онлайн-переводчиком.

Эта и последовавшая за ней серия других провокаций, как в отношении польских памятников и консульских учреждений в Украине, так и в отношении украинских памятников в Польше, добавила сложностей в и без того усложнившиеся как раз из-за споров вокруг памяти и памятников отношения Киева с Варшавой. У руководства обоих государств нашлась, однако, политическая воля признать, что пользу от такого рода актов извлекает только третья сторона, поэтому виновных следует искать среди ее сотрудников или сторонников, а не среди украинских и польских радикалов. Весомый аргумент в пользу этой версии добавило появление в Сети сотен писем из взломанной почты белорусского нациста Александра Усовского, из которых стало ясно, что некоторые провокации в Польше заказывал этот деятель в попытке выжать сколько-нибудь денег у Кремля или связанных с ним лиц.

Натравить на Киев Варшаву, при их и без того чрезвычайно сложных отношениях, провокаторам, таким образом, не удалось. Зато с конца прошлого года, из-за принятия в Украине закона об образовании, ограничивающего обучение в школах на языках национальных меньшинств в пользу украинского, обострились и отношения Киева с Будапештом. У лидеров последнего, как стало очевидно сразу, не нашлось той доброй воли остановить противостояние в какой-то разумной точке, какую время от времени демонстрировала Варшава — глава Венгрии Виктор Орбан, судя по всему, нашел в действиях Киева новые возможности для сбора политического капитала.

Из Галичины и Киева провокаторы поэтому переключились на Закарпатье, которое и раньше не раз колебали связанные с осквернением памятников скандалы и межнациональные трения. В ряде прошлых происшествий действительно участвовали украинские националисты, которых, если бы их не было, Москве и Будапешту стоило бы придумать. Последний связанный с ними скандал произошел в марте 2016 года, когда участники факельного шествия, организованного "Карпатской Сечью" и "Азовом", скандировали "Мадяров на ножи" — происшествие, на которое не раз уже ссылалась та же Falanga, утверждая о дискриминации национальных меньшинств в Украине.

Начало безумия

Закарпатье попало в поле внимания Москвы еще задолго до войны — приблизительно после того, как в 2007 году Владимир Путин в знаменитой Мюнхенской речи фактически объявил войну Западу. В 2008 и 2009 годах российские телевизионщики приезжали в регион, чтобы рассказать потом о притеснении Киевом закарпатских русинов, по словам авторов сюжетов — древнейшего восточнославянского народа. Доверчивой российской публике украинский язык при этом щедро выдавался за русинский.

Поездки резко интенсифицировались в 2014-м, однако уже приблизительно через год выяснилось, что педалирование русинского фактора не срабатывает: жители Закарпатья, называющие себя русинами, не проживают компактно в отдельных селах и городках региона, как, скажем, венгры, не имеют мощной иностранной поддержки и разрозненны идеологически.

Венгерский вопрос оказался более пригодным для провокаций, тем более, что связанные с венграми недоразумения случались в регионе и раньше. Памятник на Верецком перевале — месте, которое, по преданию, в IX веке перешли с востока угорские племена, чтобы обрести "новую родину", вызывал споры еще в 1990-е, как только был поставлен вопрос о его восстановлении, и несколько раз становился жертвой вандалов; однажды ими оказались люди из ВО "Свобода", совершившие на перевале поджог. Однако в ряде случаев исполнителями антивенгерских провокаций были определенно не украинцы, а в самих актах вандализма угадывался "фирменный стиль" будущих осквернителей польских памятников, явно не привыкших писать кириллицей.

Так, в надписях, которыми вандалы покрывали памятники или другие объекты на Закарпатье, кириллические буквы были перепутаны с латиницей, так что вместо "УПА" получалось "УРА", на месте "И" нечаянно оказывалась "N", а на месте "Я" — "R". Кроме того, как и в случае с польскими памятниками, вандалы на Закарпатье рисовали свастику и стилизованную аббревиатуру "SS", очевидно, рассчитывая таким образом указать на украинских националистов, которые на самом деле никогда не пользовались этой символикой.

Фото "Закарпаття онлайн"

Одной из последних, до февраля этого года, провокаций  стало появление у венгерских населенных пунктов на Закарпатье стел с указателями на венгерском языке — СМИ цитировали, например, надпись "Береговский район. Край венгерского языка", причем, как отмечалось, надписи содержали множество ошибок. Одновременно на ряде украинских сайтов с сомнительной репутацией появились подробные сообщения о том, что стелы установлены по инициативе руководства местных венгерских организаций. В самих организациях от стел быстро открестились, а полиция позже сообщила о задержании жителей Киевской и Черкасской областей, которые установили их якобы для того, чтобы впоследствии демонстративно поджечь, дав повод в очередной раз обвинить Киев и "украинских националистов" в антивенгерской диверсии.

Стеллы демонтировали почти мгновенно после их появления, так что отыскать их можно было только на фото, однако российские СМИ все-таки успели сообщить о появлении на Закарпатье указателей, как бы обозначающих территорию требующих автономии венгров.

В ожидании продолжения

Сообщение о задержании в Польше провокаторов из "Фаланги" никак не подействовало на Будапешт, реагирующий потоком антиукраинских заявлений на каждое событие или происшествие, так или иначе касающееся венгерского меньшинства на Закарпатье. В отличие от жестко антипутинского руководства Польши, симпатизирующее главе РФ правительство Венгрии на публику так и не усомнилось в вине Киева в такого рода происшествиях. В Москве же, напротив, последние провокации комментируют довольно вяло — подрыву здания KMKSZ и вовсе не нашлось места в российских теленовостях: кремлевского пропагандиста в последнее время успешно подменяет венгерский МИД.

Вся эта череда актов вандализма не только стравливает разные национальные группы в стране и ставит Киев в неудобное положение перед соседями из ЕС. Она также формирует у стороннего наблюдателя видимость происходящего в Украине хаоса и националистического беспредела. Как можно заключить из заявления "Фаланги", это — тоже одна из целей организаторов таких провокаций. Сложно, однако, сказать, есть ли у них единый управляющий центр, связанный с правительством какой-то из соседних стран, или же речь идет (в том числе) о нескольких вечно голодных энтузиастах вроде Усовского.

Единственный позитив этой истории — оперативная работа украинских правоохранителей в двух последних случаях, если только верить, что пойманы были действительные исполнители. Подтвердит или опровергнет утверждения официального Киева уже не украинское, а польское следствие в отношении "фалангистов", доверия к которому все-таки больше.

Юлия Абибок, "ОстроВ" 



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: