Воскресенье, 22 сентября 2019, 21:291569176973 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

«Единственные, кто не пострадал – Украинская православная церковь Московского патриархата», - говорит в интервью «ОстроВу» пастор, волонтер и общественный активист Сергей Косяк. Мы беседуем с ним о том, как изменилась религиозная жизнь верующих на оккупированной территории Донецкой и Луганской областей Украины с начала войны.

В "ДНР" и "ЛНР" действуют «законы» «о свободе вероисповедания и религиозных объединениях». Согласно этим актам, все религиозные организации, для продолжения деятельности на территории "республик", должны получить специальное разрешение (регистрацию). Но далеко не все церкви получают такое разрешение, поэтому вынуждены уходить в подполье.

В 2018 году "Верховный суд" "ДНР" запретил деятельность религиозной организации "Свидетели Иеговы" в связи с осуществлением этим объединением экстремистской деятельности, а немного ранее МГБ "ЛНР" пресекло деятельность на территории "республики" религиозной организации "Всеукраинский союз церквей евангельских христиан-баптистов".

Несмотря на сходство в целях, методы политики в отношении религиозных организаций в донецкой и луганской "республиках" существенно различаются…

- Сергей, какова ситуация со свободой вероисповедания на оккупированной территории Донбасса. Какова ее динамика?

- Начиная с 2014 года, церкви на оккупированной территории переживали несколько волн своей религиозной деятельности и свобод. И это связано не только с временным фактором, но и территориальным. Например, в 2014 году ситуация в Донецке и Горловке кардинально отличалась.

Это зависело от того, какие на тот момент там были подразделения: Безлера или тот же "Восток". Я бы назвал 2014 год - годом религиозного беспредела. Сейчас ситуация по форме кардинально изменилась, появилась видимость некой законности. А по сути – сохраняется все та же ненависть ко всему неправославному.

- С чем вы это связываете?

- В идеологии "ДНР" и "ЛНР" с начала конфликта было заложено, что протестантские и евангельские церкви - это все агенты и шпионы США. Украинскую церковь Киевского патриархата называли раскольниками; католическую ветвь - униатами. Ведь в идеологию "русского мира" вплетена религиозная нитка православия: если ты русский, ты должен быть православным. Это культивируется во всех российских фильмах, сериалах. Поэтому неприязнь всего неправославного вошла в идею "русского мира". И после прихода "русского мира" на Донбасс, все эти принципы распространились и туда.

- В чем это проявлялось?

- В 2014 году было прямое физическое воздействие. Приходили люди с автоматами, разгоняли без суда и следствия, арестовывали старших служителей или пастыря церкви, бросали на подвал, избивали, обворовывали церковные здания или отжимали их. Могли даже убивать церковных служителей, как это было в Славянске в 2014 году.

- Какой, на Ваш взгляд, была мотивация таких действий, в частности, по Славянску, где убили целую семью?

- Это ксенофобия, нелюбовь и личная неприязнь к протестантам, чувство того, что это чужие, неправославные. Ведь их убили не заезжие боевики, а местные, из Славянска. Некоторые работали на их предприятии, значит есть и социальный фактор. Ведь убивали те люди, которые когда-то были никем и в один момент к ним в руки попало оружие, они почувствовали свою власть и выплеснули всю копившуюся зависть и злость…

- Этот религиозный беспредел закончился?

- Эти гонения и давление не закончились. Они приобрели более стратегический характер. Да, убивать по религиозному признаку перестали. Но появились другие методы. В идеологии "ДНР" и "ЛНР" единственная церковь, которая должна существовать - это православная церковь, имеющая отношение к Московскому патриархату. И, начиная с 2016 года, когда там начала появляться какая-то "государственность" и "законодательство", их целью стало не дать развиваться евангельским церквям и другим организациям, которые не относятся к православию. Программа минимум - не дать развиваться, программа максимум - вытеснить их с тех территорий.

Но нужно понимать, что "ДНР" и "ЛНР" - это два разных государства с различной религиозной терпимостью.

- Расскажите более подробно об этом.

- Например, в "ДНР" и "ЛНР" существенно отличается отношение к евангельским церквям и методы борьбы с ними. В "ЛНР" буквально "ломают" евангельские церкви. Они приняли закон, который обязывал все религиозные организации зарегистрироваться до июля 2018 года. Из 260 поданных заявок разрешение получили только 10. Всем остальным было отказано по разным причинам.

Но, после этой процедуры, всех заявителей, которым отказали, но которые засветились, стали преследовать и "пресовать". Более того, мы наблюдаем со стороны МГБ "ЛНР" постоянные допросы, слежку, приходы на работу и расспросы начальства, допросы соседей и так далее.

Мне буквально вчера написал знакомый из Луганска: "В Луганской области церкви вообще запрещены. Взяли все паспортные данные для перерегистрации, но ее так и не дали. Получается, официально собираться нельзя. Люди собираются тайно, в разных местах, никогда заранее не зная где. Более четырех желательно в одном месте не собираться. К соседям часто приходят люди в штатском, представляясь сотрудниками МГБ ЛНР, опрашивают их".

Интересный факт, что решение о регистрации или отказе принимают специальные комиссии, в которые входят священники Православной церкви Московского патриархата. И вот они решают, какой церкви быть на «их канонической территории», а какой – нет.

В "ЛНР" после такой «переписи» верующих, периодически проводят рейды по церквям, особенно тем, которые подали заявку и не получили разрешение на деятельность. Боевики врываются в масках, останавливают служения, забирают старшего.

Недавно арестовали пастыря Анатолия Толстых. Ему 82 года. Провели обыск, во время которого подбросили ему литературу, которая на территории "ЛНР" считается экстремистской. И через несколько дней уже состоялся суд.

- Как проходят эти задержания?

- Все происходит очень быстро, но процессуально. Они опрашивают всех присутствующих на собраниях, собирают их данные. Затем они находят старшего, арестовывают его, ведут в участок и там уже допрашивают. После этого они подают в суд, инкриминируя административное правонарушение - незаконное проведение религиозных собраний. Первый штраф - до 10 тысяч рублей, второй - 200 тысяч рублей. К тому же есть отдельная статья и более суровое наказание, если ты пришел на собрание с несовершеннолетним ребенком.

- Это касается всех членов организации?

- Нет, пока только старшего. Но я думаю, что через некоторые время это будет касаться и рядовых членов религиозных организаций.

- Есть ли другие санкции, кроме штрафов?

- Конечно. Сначала выписывают штрафы, запугивают. На третий раз человеку просто говорят, что если он не прекратит свою деятельность, то ему поменяют статью с административного на уголовное правонарушение: "создание экстремистской организации". Как это было с 82-летним пастырем Анатолием Толстых, когда ему подбросили соответствующую литературу.

- Чем закончилось его дело?

- Суд "ЛНР" встал на сторону пастыря и снял с него обвинения.

- Почему?

- Они стараются сейчас играть в демократию и максимально показать обществу, что они государство. С другой сторону, они показали, что если поднять голову немного выше положенного, то она может слететь в любой момент. Это была демонстрация власти и силы, - я бы так сказал.

- И чем сейчас будет заниматься этот пастырь Толстых?

- Я думаю, будет и дальше проводить собрания, менять места богослужений и так далее. Как он говорит, - главное, чтобы не назначили первый штраф. А так как их судебное дело закрыли, их оправдали, они могут в случае чего сослаться на это решение.

- Выходит, что они создали прецедент?

- Да. Но это равносильно ситуации с переселенцами на подконтрольной территории Украины. Сколько у нас уже выиграно судов о том, что все эти притеснения с выплатами незаконны? Тем не менее все это продолжается. И я эти притеснения испытал на себе. Я не могу отправить партию своих книг (2000 экземпляров) в США, потому что у меня нет справки переселенца. Я оплатил все таможенные пошлины, это не гуманитарный груз, и тем не менее я как частное лицо не могу отправить груз без справки переселенца. Другая подобная ситуация была у меня в Харькове, когда я пытался лечь в больницу, а с меня требовали справку ВПЛ.

- Чем закончилась история с отправкой книг?

- Мне пришлось получить справку ВПЛ, чтобы отправить груз. Несмотря на то, что у меня вид на жительство в Германии, штампы в паспорте стоят о пересечении границы. Да и по содержанию книги можно понять, что я не на оккупированной части живу…

Несмотря на то, что есть выигранные суды переселенцев, где говорится, что это дискриминация, это продолжается на уровне государственной политики. То же самое происходит в "ЛНР" и "ДНР" - у них на уровне государственной политики стоит задача задавить евангельские церкви и другие религиозные течения неправославного характера. Да, у нас есть отдельный прецедент, когда суд оправдал пастыря, но это не остановит всех притеснений.

- Какая ситуация в "ДНР"?

- Если в "ЛНР" взяли списки людей, которые подали на регистрацию религиозных организаций, в большинстве случаев – отказали и сейчас их прессуют, то в "ДНР" пошли другим путем. Там 90% религиозных организаций, которые подались на регистрацию, получили ее. Они решили не создавать лишние волнения, им проще контролировать эти организации. Но случаи давления сейчас там также наблюдаются.

- В чем это проявляется?

- Например, две недели назад в Донецке просто пришли люди, закрыли служение и разогнали верующих одной из церквей на основании того, что она не получила регистрацию.

А те, кто ее получил, - с ними встречаются, беседуют, расспрашивают, намекают. Они действуют методами КГБ. Начальник управления по делам религии в "ДНР", бывший сотрудник СБУ, действует методами КГБ. Он никогда не будет физически давить, а будет действовать другими методами. Цель - чтобы сидели тихо и не высовывались.

- А чем так опасны для оккупационных администраций религиозные организации?

- Религия - это один из институтов управления обществом. Они проанализировали, что протестанты - это те люди, у которых идеология свободомыслия, они разрозненны, но самоорганизованы. Это не православные, которые собрались на Пасху и разбежались по домам. Это организованное сообщество с внутренними связями. К тому же, исторически протестантизм является прозападным движением. Германия является "матерью" протестантизма, а основным двигателем, который разнес ее по всему миру, - США.

Как известно, в идеологии "ДНР" и "ЛНР" главными идеологическими врагами являются американцы, соответственно, протестанты для них - это агенты Америки.

- Евреи, католики, мусульмане сталкиваются с такими же проблемами в "ДНР" и "ЛНР"?

- В какое-то время начали давить на католиков, но Папа Римский быстро среагировал на это и в 2016 году отправил в Донецк своего нунция (посла-ред.) для того, чтобы выяснить, как живут католические общины на оккупированных территориях. И они договорились, им разрешили работать. Все-таки боевики там не могут все открыто задавить и запретить. Это не Северная Корея, у них нет такой мощи, чтобы так себя вести. Все-таки "власти" "ДНР" и "ЛНР" поднимают голову на столько, на сколько им позволяет Россия. Они несвободны в своих действиях, в том числе и в политике относительно религии. Поэтому они загоняют людей в подполье (как в "ЛНР") или разрешают тихонечко работать, не высовывая головы (как в "ДНР"). Это один ошейник, но с разными цепочками.

- А может, допустим, проповедник из США приехать в Донецк или Луганск?

- Нет. Во-первых, он не поедет, он испугается. Во-вторых, у него там могут возникнуть проблемы или его даже не пустят на территорию "ЛДНР", если он не относится к какой-то гуманитарной миссии. Насколько я знаю, начиная с 2014 года, никто из американских проповедников-миссионеров туда не приезжал, а только выезжали те, кто там жил.

- Куда девается церковное имущество тех религиозных организаций, которые не получили регистрацию в "ДНР" и "ЛНР"?

- Сейчас люди пытаются вывозить какие-то ценные вещи. Что касается зданий и помещений, их опечатывают и потом могут конфисковать.

Например, в Макеевке церковь "Семейный центр" закрыли, опечатали и передали в собственность городу - сейчас там ЗАГС. Лидер церкви был очень ярким общественником, проводил благотворительные обеды, то есть, его деятельность выходила за рамки церковного помещения. Поэтому и привлек внимание местных спецслужб. Раз проводил благотворительные обеды, значит есть деньги, и первый вопрос, который задают: "Откуда деньги? Люди нищие в республике. Значит, американский агент". А если не говоришь, откуда деньги, да еще и не делишься, то найдут причину забрать здание, как это было с "Семейным центром". Поэтому большинство организаций стараются никуда не высовываться: они тихо собираются, молятся и за это "спасибо". Аналогичная ситуация была в СССР.

- Как Вы думаете, это реально, чтоб "ДНР" и "ЛНР" полностью вытеснили протестантскую церковь и другие религиозные движения неправославного характера?

- Если мировое сообщество не будет реагировать на те тенденции, которые наблюдаются в "ДНР" и "ЛНР", то все к этому идет. По сути, там сейчас происходит зачистка «иноверцев». Кто-то уходит в подполье, кто-то выезжает… Со временем протестантские церкви там станут незаметными, они просто растворятся.

- А мировое сообщество реагирует?

- Мы над этим работаем. У нас есть наработки. Ведь Папа Римский отреагировал когда-то, и притеснения католиков прекратились. Если и другие будут другие так реагировать, то, возможно, ситуация улучшится.

Записал Владислав Булатчик, "ОстроВ" 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: