Понедельник, 14 октября 2019, 14:041571051063 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Одной из особенностей Верховной Рады 9-го созыва стало создание нового комитета "по правам человека, деоккупации и реинтеграции временно оккупированных территорий в Донецкой, Луганской областях и Автономной Республики Крым, города Севастополя, национальных меньшинств и межнациональных отношений".

Комитет будет заниматься вопросами, связанными с реинтеграцией населения, проживающего на временно оккупированных территориях, реализацией прав и свобод внутренне перемещенных лиц и "созданием условий для их добровольного возвращения к оставленному месту жительства", восстановлением и развитием деоккупированных территорий и так далее. Всё это прописано в предметах ведения комитета, которые не так давно утвердила Верховная Рада.

Глава новосозданного комитета, народный депутат Дмитрий Лубинец (внефракционный), рассказал "ОстроВу" как он видит решение проблем переселенцев, и стоит ли в ближайшее время ожидать реальной реинтеграции оккупированных территорий.

- Расскажите, в чем вы видите основную роль комитета по отношению к оккупированным территориям и внутренне перемещенным лицам?

- Мы видим себя в качестве локомотива законодательных изменений. Наша задача - улучшение коммуникаций с людьми, которые проживают на временно неподконтрольных территориях, а также решение глобальных проблем, с которыми сталкиваются люди, выехавшие с оккупированных территорий и имеющие статус переселенца. Не зря на первом же заседании я выступил с инициативой провести выездное заседание комитета именно на Донбассе. Тяжело решать проблемы людей, до конца их не понимая. Нужно посмотреть, с какими проблемами сталкиваются люди при пересечении контрольно-пропускных пунктов въезда, посмотреть, чем можно помочь, чтобы эти КПВВ отвечали запросам времени и потребностям людей, чтобы жарким летом или холодной зимой там элементарно были помещения для согрева или защиты от солнца. Проблем много. Если мы говорим о реинтеграции и деоккупации, то это должен быть комплекс законодательных изменений, которые надо осуществлять.

- В прошлой Верховной Раде не наблюдалось энтузиазма в принятии законов, которые направлены на реальную реинтеграцию и расширение прав переселенцев…

- Наш комитет не будет бояться поднимать такие вопросы. Мы готовы озвучить проблемы, которые связаны с предыдущим правительством. Например, была создана комиссия по пропавшим без вести: на бумаге ее создали, а по факту не запустили. На первом заседании комитета мы открыто об этом заявили. Наш комитет занимается также национальными меньшинствами и межнациональными отношениями, и на данный момент мы открыто подняли вопрос о том, что уполномоченный по делам этнополитики, который был введен Кабмином в 2014 году, спустя год ликвидирован без каких-либо объяснений. Потом создали соответствующий департамент при министерстве культуры, и что с ним сейчас происходит, нам непонятно. Ведь такого министерства уже нет, оно находится в стадии ликвидации.

- Вы сказали, что основная роль комитета будет заключаться в улучшении коммуникации с людьми, которые остались на оккупированных территориях. Можно ли ожидать принятия соответствующих законопроектов?

- Да, конечно.

- Например?

- Например, сегодня на втором заседании комитета мы подняли вопрос о постановлении Кабмина №815 "Об утверждении Порядка въезда лиц, перемещения товаров на временно оккупированные территории Донецкой и Луганской областей и выезда лиц, перемещения товаров с таких территорий", которое правительство приняло 17 июля 2019 года. В частности, этим порядком меняется подход к порядку провоза товаров через линию разграничения: вместо списка разрешенных товаров (который действует сейчас) будет введен перечень запрещенных к провозу. Я вообще не понимаю, зачем мы ограничиваем к провозу, например, мешок сахара. Люди должны сюда приезжать, покупать качественные украинские товары и вести их на оккупированные территории. Так вот это Постановление вступает в силу уже 30 сентября. Но самого перечня товаров, запрещенных к провозу, еще нет. Его должен отдельно утвердить Кабмин, и этого пока не произошло.

И наш комитет официально обратился к Кабмину, чтобы он разработал порядок, определяющий перечень запрещенных к провозу товаров.

Чем больше экономических и информационных связей, тем лучше для нас. Мы не должны терять связь с этими людьми, если хотим их вернуть. Если мы глобально говорим, что у нас политика деоккупации и реинтеграции, то это не территории, а люди. И если они захотят, чтобы к ним пришла Украина, они сами для этого будут все делать. Чем больше связей с людьми на оккупированной территории, тем лучше для Украины, тем они будут ближе к нам.

- Как вы видите решение вопроса с выплатой пенсий и других социальных выплат жителям оккупированных территорий?

- С одной стороны, если человек имеет право на пенсию, ее надо платить. С другой стороны, мы должны понимать, есть ли у нас возможность платить пенсии на оккупированной территории? Там есть украинские банки? Там работают украинские социальные службы? Мы можем проконтролировать, что именно этому, а не другому пенсионеру пришла пенсия? Нет, не можем...

На мой взгляд, существующая система, когда пенсионеру нужно раз в два месяца приехать на подконтрольную территорию и подтвердить, что он живой и с ним все в порядке, не идеальна. Но платить без всякой проверки мы тоже не можем. Нужно найти некий баланс и упростить этот процесс. А что касается выплат пенсий на оккупированной территории, то это можно делать только в рамках определенного глобального проекта, например, переходного правосудия.

- Насколько я знаю, общественные организации, которые занимаются проблемами переселенцев, говорят о привлечении международных организаций для выплаты пенсий на оккупированной территории.

- А кому мы доверяем на 100%? Красному кресту, ОБСЕ? Да, эту процедуру надо упрощать, но помимо заявлений, нужно понимать реальные проблемы и особенности процедуры.

- Что будет с избирательными правами переселенцев? Законопроект № 6240, который разрешает переселенцам голосовать на местных выборах, уже несколько лет лежит в Верховной Раде и до сих пор не был даже вынесен на голосование.

- Я обеими руками за принятие этого законопроекта. Я считаю, что люди, которые проживают долгое время на новом месте, должны иметь право высказаться о местной власти путем голосования. Я думаю, что мы его перерегистрируем и будем рассматривать.

- По вашим прогнозам, на следующих местных выборах переселенцы уже смогут голосовать?

- Это зависит от политической воли парламента. Вся ответственность за ситуацию в стране теперь лежит на президенте, монокоалиции и Кабинете министров. И если они считают, что избирательные права переселенцев должны быть учтены, у них есть такая возможность. И сделать это можно очень быстро.

- От вашего комитета как профильного тоже зависит немало…

- Всё, что зависит от нас, а это быстрая перерегистрация законопроекта и проведение его через комитет, мы сделаем. Но в нашем комитете большинство членов - это народные депутаты от "Слуги народа".

- Но партия власти пока не внесла ни одного законопроекта, направленного на решение проблем ВПЛ или реинтеграции оккупированных территорий.

- Мы же понимаем, что все ждут, что подобные инициативы будут зарегистрированы президентом. Он отвечает за внешнюю политику и состояние армии. Все, что касается такого чувствительного и тонкого вопроса, должно быть за президентом.

- Может, депутаты от "Слуги народа" просто боятся регистрировать инициативы на эту тему?

- Не думаю. По крайней мере, я не хочу думать, что у нас в руководстве страны есть люди, которые чего-то боятся.

- Недавно народные депутаты от партии "Оппозиционная платформа - За жизнь"зарегистрировали в парламенте проект постановления "о неотложных мерах для прекращения боевых действий и восстановления мира, имплементации Минских соглашений". В нем, помимо прочего, предлагают предоставить Донбассу автономный статус. В тексте постановления говорится, что именно ваш комитет должен будет разработать ряд законопроектов, например, об амнистии и проведении выборов на оккупированной территории Донбасса. Как вы к этому относитесь?

- На данный момент мы не изучали и не обсуждали это постановление. Но все будет происходить демократично: рассмотрим и поставим на голосование. Лично я негативно отношусь к подобным постановлениям. Ведь дойдем до того, что они в своих постановлениях будут напрямую прописывать автономию Донецкой и Луганской областей. Это неправильная позиция, если мы хотим сохранить нашу страну. Я не хочу, чтобы наш комитет стал площадкой для политических манипуляций. Прекрасно понимаю, что представители "Оппозиционной платформы - За жизнь" делегировали в комитет сильных спикеров, но я бы хотел, чтобы наш комитет выступал как учреждение профессионалов, которое рассматривает законопроекты, и в меньшей степени подвластно политическим влияниям и манипуляциям.

- Насколько корректно прописывать в постановлении, что ваш комитет должен разрабатывать какие-то законопроекты?

- Вы знаете, когда я только избрался в прошлом созыве и разговаривал с очень опытным народным депутатом, он сказал мне одну вещь: "Дмитрий Валерьевич, Верховная Рада может всё". Это законодательная инициатива конкретных народных депутатов, и согласно Конституции Украины никто не имеет право их ограничивать. Они могут написать все, что угодно. Но за это в итоге должны проголосовать минимум 226 народных депутатов. И я очень в этом сомневаюсь.

- Скоро станет вопрос о продлении законопроекта об особом статусе Донбасса ("Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей"). Какая ваша позиция по этому вопросу?

- Смотря кто будет выходить с такой инициативой.

- В прошлый раз вы поддерживали продление этого законопроекта?

- Да, в контексте сохранения санкций. Логика очень простая: мы готовы идти на уступки (выборы, разработка закона об амнистии и так далее) при одном ключевом условии - что с этой территории уходят Вооруженные силы РФ, другие вооруженные формирования и устанавливается контроль над российско-украинской границей.

Вот сейчас рассматривается так называемый "план Штайнмайера" о проведении выборов на оккупированной территории. Хорошая ли эта идея? Если выйти на трибуну и сказать, что это план мирного урегулирования, давайте проведем там выборы, то люди, особенно которые проживают вблизи линии разграничения, поддержат их, лишь бы не стреляли. С другой стороны, у меня, как у народного депутата, есть ряд вопросов. Как мы проводим выборы? Оттуда уже вышли вооруженные силы? В выборах могут принимать участие украинские политические силы? Кто мне гарантирует безопасность и свободный доступ на оккупированную территорию как кандидату в депутаты? Если это все будет сделано, то пожалуйста, проводим выборы, я только за.

- Вы верите, что президент распустил Центральную избирательную комиссию для подготовки к проведению выборов на оккупированной территории и референдума о будущем Донбасса?

- Я не думаю, что это было сделано именно с этой целью.

- Вы думаете целесообразно выносить на всеукраинский референдум вопрос об особом статусе Донбасса?

- С одной стороны, для меня референдум - это попытка переложить ответственность. С другой, если мы хотим узнать мнение людей, то мы можем это сделать в виде соцопроса.

Беседовал Владислав Булатчик, "ОстроВ" 



ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: