Суббота, 26 сентября 2020, 23:081601150885 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине
- Доктор, когда закончится карантин?

- Не знаю, я политикой не интересуюсь.


Больше месяца на Донбассе не звучали выстрелы, на линии фронта не гибли люди.

До объявления перемирия 27 июля, конфликт тоже собирал свои жертвы преимущественно среди военных, - мирных жителей, это касалось мало.  Почти мирная жизнь.  Но стало ли существование мирного населения оккупированной территории за последние полгода лучше? - Наоборот, оно ухудшилось. И в экономическом, и в социальном, и в психологическом планах.

Причем, если военные действия непосредственно затрагивали только ограниченное количество людей, проживающих поблизости от линии противостояния, то закрытие КПВВ на линии пересечения под предлогом борьбы с COVID-19 затронуло практически всех жителей региона, и на свободной и на оккупированной территориях.

Так, согласно официальной статистике, в среднем в 2019 году линию разграничения на Донбассе за месяц в обоих направлениях пересекали 1,2 миллиона человек. Из них через контрольные пункты въезда-выезда в Донецкой области - около 900 тыс. человек, через единственный на Луганщине КПВВ «Станица Луганская» – 300 тыс. человек.

С марта этого года закрылись все КПВВ. С июля открылся единственный КПВВ в Луганской области. Так называемая "ДНР", то открывала КПВВ на несколько дней, то пропускала мизерное количество людей по специальным спискам…

В общем, около миллиона жителей региона оказались лишенными возможности свободного перемещения между подконтрольной и не подконтрольной правительству территориями. По факту это стало для людей разрывом семей, потерей работы, утратой бизнес-коммуникаций и ресурсов, лишением возможности получать социальные выплаты, прекращением дружеских, творческих, других контактов.

Интересно, что аргументируя свою политику "железного занавеса" боязнью завоза с Украины COVID-19, оккупационные администрации не только не впускают, но и не выпускают жителей, если только у них нет регистрации на свободной территории и они не дают подписку о том, что не будут делать попыток вернуться до окончания карантина.

То есть, по сути, на оккупированной территории ведется сегрегация, отделение "своих", от "чужих", прописанных на подконтрольной правительству территории. И не просто разделение, а изоляция их друг от друга.

По сути, если раньше война велась между комбатантами, а мирное население страдало от ее последствий, но не было ее объектом, то COVID вывел конфликт на новый уровень, - стал оружием войны именно против мирного населения.

Причем, этот вид войны не регламентирован международно-правовыми нормами, типа Венской или Женевской конвенций. Это оружие, которое дипломатам, юристам и конфликтологам еще только придется изучать и вводить в правовое поле. А пока этого не случилось – гуляй братва! Можно всё!...

***

Говоря о влиянии COVID на российско-украинский конфликт на Донбассе и его последствиях для населения, необходимо иметь представление о реальной эпидемиологической ситуации на оккупированной территории, и, вообще, в регионе.

Конечно, было бы наивно доверять официальным цифрам, озвучиваемым оккупационными администрациями, но даже они показывают, что политика изоляции своего населения от Украины абсолютно не обоснована.

Так, по данным "минздрава" "ДНР" по состоянию на 18 августа в ОРДО было "официально" признано 2114 случаев заболевания COVID-19 и 118 летальных случаев. Таким образом, показатель смертности от коронавируса в "республике" достигал 5,58%.

Эта цифра в 2,5 раза превышает аналогичный показатель на подконтрольной правительству территории, где процент смертности составлял в тот момент 2, 24%. А были дни, когда динамичный показатель смертности в "ДНР" был выше среднемирового (около 5) - 6.22.

Ситуация в России, занимавшей на тот момент по количеству зараженных третье место в мире, была не на много лучше, чем в Украине. Тем не менее, в РФ оккупационные власти впускали и выпускали людей, практически, без ограничений. Хотя даже они признавали, что смертельный вирус идет именно из России.

Так, называющий себя "главным государственным санитарным врачом" "ЛНР" Дмитрий Докашенко 18 июня заявлял: "На данный момент более половины (из числа выявленных в период с 5 по 18 июня – ред.) – это завозные случаи, то есть это те лица, которые прибыли на территорию "республики" из Российской Федерации".

Таким образом, оккупационные власти искусственно создавали ограничения для перемещения людей в Украину, но "не замечали" объективной эпидемиологической опасности со стороны Российской федерации. Вернее, замечали, но игнорировали!

То есть, COVID-19, несмотря на реальную остроту этой проблемы на оккупированной территории, рассматривался оккупационными властями не как угроза жизни людей, а в первую очередь как инструмент достижения своих политических целей. Прежде всего – это контроль над людьми, а также - принуждение украинского руководства к прямым переговорам с марионеточными "республиками", которые по факту, под предлогом борьбы с коронавирусом, взяли украинских граждан на оккупированной территории в заложники. Такие переговоры позволили бы России представить происходящее на Донбассе как гражданский конфликт.

Конкретный и самый яркий пример – подавление забастовки шахтеров в городе Антрацит, на оккупированной части Луганской области.

Пятого июня 119 горняков шахты "Комсомольская" отказались подняться на поверхность, требуя погашения долгов по заработной плате. После этого начались аресты горняков на соседних шахтах, которые планировали присоединиться к ним. По сообщениям российских СМИ, горняков пытали, требуя выдать имена других участников рабочего движения. 22 человека были похищены. Начался прессинг членов семей шахтеров.

Во время этих событий в Антраците был усилен комендантский час, отменена часть автобусов, запрещен въезд и выезд из города, отмечались даже перебои с мобильной связью и блокировка доступа в российскую социальную сеть "ВКонтакте". "Власти" объяснили эти экстраординарные меры борьбой с коронавирусом.

***

Кроме того, коронавирус был использован для стимуляции жителей оккупированных республик к незаконному получению второго, российского, гражданства. Выезд в Россию, а значит и возможность работы там, был открыт еще в начале июля. Учитывая, что в самих "республиках" экономическая ситуация критична, и возможности трудоустроиться (кроме участия в незаконных вооруженных формированиях) нет, людям не приходилось выбирать, куда ехать на заработки: в Россию, или в Украину? А для того, чтоб чувствовать себя более защищенными в России, они получают российские паспорта.

То же самое с мелким бизнесом, который с закрытием КПВВ утратил другие возможности для деятельности, кроме тех, которые можно получить в РФ.

Даже для того, чтоб провести несколько дней у моря, жители "республик" старались обзавестись российским паспортом, поскольку его обладатели были освобождены от обязательной обсервации при въезде в Крым. То есть, с украинским паспортом, или даже паспортом "ЛНР"-"ДНР" обсервация нужна, а вот российский паспорт – уже сам по себе рассматривается крымскими властями, как панацея от коронавируса…

Интересно и то, что коронавирус был использован оккупационными властями России как инструмент идеологической и информационной войны.

Например, "официальный" представитель "Управления народной милиции ДНР" Дмитрий Астрахань с экранов телевизоров проинформировал население ОРДО, что вирус был "создан в украинских лабораториях под руководством кураторов из ЦРУ" и что "на территории Украины функционируют 15 американских биологических лабораторий, работу которых курируют сотрудники ЦРУ. Эти лаборатории находятся в Киеве, Харькове, Днепре, Николаеве, Виннице, Тернополе, Львове и Ужгороде"…

То есть, оккупационные власти признают наличие вируса и его опасность (разве может быть не смертельно опасным то, что создано в Украине, да еще под руководством ЦРУ?), но с другой стороны, они легко забывают об этой опасности, если им это нужно.

Например, всем местным обладателям российского паспорта предоставили бесплатную возможность организованно поехать в Ростовскую область для участия в референдуме по поправкам в Конституцию РФ. Без последующей обсервации. И многие, действительно, воспользовались такой "шарой" чтоб заодно и затовариться в ростовских магазинах.

Кроме того, главари "республик" временно отменили свои запреты массовых мероприятий "в связи с проведением парада Победы, посвященного 75-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне" 24 июня. По сообщению наблюдателей СММ ОБСЕ в Донецке в этом мероприятии было задействовано больше 1 тысячи человек и не меньше 5 тысяч зрителей, которые стояли вдоль улицы Артема. Разумеется, никто из них не соблюдал дистанцию и лишь единицы были в масках. Даже находящиеся в категории риска ветераны, наблюдавшие за парадом с трибуны, сидели фактически плечом к плечу.

До этого, 6 июня, в ОРДЛО с большим размахом отмечался День русского языка…

Близко ко лжи о разработанном в украинских лабораториях вирусе, стоят и попытки оккупационных администраций успокоить выпускников школ, которые из-за закрытых ими КПВВ утратили возможность стать абитуриентами украинских вузов.

Так, после принятия Верховной Радой Украины поправок к закону об образовании, которые предусматривают возможность поступления детей с оккупированных территорий (и населенных пунктов на линии соприкосновения) в украинские вузы без сдачи внешнего независимого оценивания, оккупанты дали им чисто пропагандистскую трактовку. Некто Эдуард Басурин, "заместитель начальника управления народной милиции ДНР", 3 июля заявил, что программа льготного поступления в украинские вузы "может обернуться для молодежи республик Донбасса обвинением в сепаратизме".

По его словам, программа действует "для выманивания любыми способами жителей республики на подконтрольную Киеву территорию с последующим обвинением в преступлениях против Украины и сепаратизме".

Любопытно, что параллельно с этим, в СМИ "республик" на самом высоком уровне начали звучать идеи о введении всеобщей воинской обязанности и скором призыве молодых людей в "народные милиции".

Чтоб избежать этого, и не имея выбора при закрытых КПВВ, парни начали уезжать в Россию для поступления там в вузы или просто найма на работу, - что угодно, чтоб только избежать участия в незаконных вооруженных формированиях, потому что после этого, их возможность въезда в Украину действительно была бы уже рискованной.

Еще один аспект влияния коронавируса на население, а, вернее, его использования как повода для изоляции украинцев оккупированных территорий от Украины – психологический.

Та часть населения, которая поддерживает Украину, но живет в ОРДЛО из-за семейных, экономических или иных, не идеологических, обстоятельств, после закрытия КПВВ почувствовала себя запертой в гетто. Даже теоретическая возможность выехать была для людей той отдушиной, которая давала им надежду и ощущение временности происходящего. Когда крышка захлопнулась - у людей начали сдавать нервы, они стали демонстрировать свою гражданскую позицию, а, соответственно, и подвергаться преследованиям за это.

Иллюстрацией этому может быть случай с гражданкой Украины, жительницей Испании, Евгенией Йепес-Винуэсса. Она приехала в Донецк до карантина, в декабре 2019 года, навестить своих знакомых и решить проблемный вопрос с недвижимостью. Однако закрытие КПВВ помешало ей выехать. При этом, она негативно относилась к тому, что происходит в ее родном городе и роли России в этом. Перед Днем России, оккупационные власти развесили по центральной улице города российские флаги. Таким образом, триколор оказался и на наружной стене квартиры Евгении. Она сняла его и бросила на улицу. 4 июня, около 21.30 к ней в квартиру ворвались 6 вооруженных людей, которые насильно увезли Евгению в неизвестном направлении. Некоторое время ее местонахождение было неизвестным, в милиции Донецка ее мужу по телефону отрицали причастность к инциденту. Потом оказалось, что ее задержали сотрудники так называемого "МГБ". Только широкий резонанс в СМИ и реакция властей Украины заставили боевиков отвезти Евгению к линии разграничения. Предварительно они объявили ей запрет на въезд в "ДНР" в будущем...

***

Но если в информационном и идеологическом плане в наше время Интернета трудно лишить людей альтернативных возможностей, то экономически, с блокированием возможности выехать на подконтрольную территорию, люди действительно оказались в западне.

Около 300 тысяч пенсионеров лишились возможности обналичить свои пенсии и закупить на них украинские товары. Также оказались заблокированными выплаты регрессов шахтерам, "детские" и другие социальные пособия, на которые претендовали те, кто оформил на подконтрольной территории статус внутренних переселенцев.

Кроме того, прекратился выезд трудовых мигрантов на заработки, как в Украину, так и в Россию. Это также ударило по доходам оставшегося немногочисленного населения.

Как результат – падение и без того низкой покупательной способности в "республиках" до уровня, за которым начинается "схлопывание" экономики.

Но отсутствие покупателей - это еще не все проблемы для малого и среднего бизнеса, которые принес с собой коронавирус. И речь даже не о разрыве бизнес-связей с Украиной. Чтоб как-то наполнить, и без того скудные, бюджеты, самопровозглашенные "власти" устроили в рамках, якобы, усилий по выполнению карантинных ограничений прессинг на предпринимателей.

Уже в начале апреля в соцсетях появились первые сообщения о рейдах "милиции ДНР" с проверками и выписанных многомилионных штрафах для предпринимателей. По данным "МВД ДНР", только за 2-6 апреля было проверено 327 магазинов и выписано 16 штрафов на 1,44 млн руб.

В еще более тяжелой ситуации оказались промышленные предприятия "республик". Отсутствие спроса на металл со стороны промышленности в странах ЕС, парализованных жестким карантином, привело к полной остановке в конце марта Енакиевского и Макеевского металлургических заводов.

То же самое, с углем. Если раньше через цепочку российских фирм-прокладок, добытый в ОРДЛО уголь незаконно поставлялся в Китай, Турцию и Европу, то с падением цен на него из-за корона-кризиса даже низкая цена уже не обеспечивает оккупационным администрациям его сбыта.

То есть, экономика "республик", на фоне мирового кризиса, фактически рухнула. А это, влечет за собой целый ряд не только социальных, но и политических и геополитических последствий. В частности, коронавирус еще больше усилил зависимость ОРДЛО от российских бюджетных дотаций.

В свою очередь, это провоцирует Россию активизировать на оккупированной ею части Донбасса политику обезлюдения, то есть, направленную на уменьшение количества населения региона. Причем, таким образом, РФ решает одновременно несколько проблем:

- проблему удешевления для себя содержания этой территории;

- проблему уничтожения конкурентного для себя экономического кластера враждебного государства:

- восполнение недостатка рабочих рук для своей собственной экономики.

Анализ экономических показателей работы промпредприятий, оказавшихся в с 2017 года по "внешним управлением" "Внешторгсервиса" показывает что политика полной деградации ОРДЛО началась три года назад. Уже тогда было очевидно, что искусственно разорванный единый экономический комплекс Донбасса не сможет эффективно функционировать в ОРДЛО, где сосредоточена основная часть промышленных предприятий региона, но они оказались оторванными от сырьевых баз и рынков сбыта. Сначала лидера сепаратистов Александр Захарченко пытался противодействовать "Внешторгсервичу", управляемому аффилированному с ФСБ олигарху Сергею Курченко. Однако убийство Захарченко открыло дорогу назначению в руководство "Совета министров ДНР" топ-менеджеров "ВТС". Это положило начало целенаправленной политике уничтожения индустрии Донбасса вообще и углепрома в частности.

Началась тотальная невыплата ВТС за отгруженную ему предприятиями ОРДЛО продукцию. Предприятия стали закрываться, вырезаться, люди оказывались без работы, либо сами увольнялись, не в состоянии выжить на выплачиваемую им зарплату.

При этом, особенно в последнее время, оккупированные города Донбасса и местные сообщества в соцсетях переполнены объявлениями о поездках из Донецка и Луганска в Москву, Тулу, Таганрог, Краснодар и Ростов.

Достаточно красноречивым пояснением этой политике является заявление Президента РФ Владимира Путина, опубликованное российским информационным агентством "Интерфакс" 3 июля текущего года. 

«Что касается экономики, то совершенно очевидно, что с развитием экономики - нам уже не хватает, а скоро это будет очень заметно - не будет хватать рабочих рук. Это становится реальным объективным ограничителем экономического роста в стране. Это одна из серьезных проблем», - сказал Путин.

Президент РФ подчеркнул, что это является государственной политикой! Понятно, что Россия больше заинтересована в притоке русскоязычных славян, чем выходцев из Средней Азии или исламских стран.

Именно закрытие КПВВ с Украиной и ухудшение экономической ситуации в ОРДЛО, вызванные или оправданные пандемией, усилили российскую политику деградации и обезлюдения Донбасса, постепенно превращая его в полигон для состязания военных, где интересы мирного населения учитываются все меньше.

***

В свою очередь, это усиливает, как отмечалось в одной из статей The Washington Post "прогрессирующую нестабильность в регионе, который стал вечной горячей точкой в отношениях США с Москвой.” То есть, COVID-19 влияет не только на ситуацию непосредственно в зоне конфликта, но и на отношения государств, вовлеченных в решение конфликта, на геополитическом уровне.

Например, формальной причиной отмены саммита Нормандской четверки, который планировалось провести в марте стал именно коронавирус. В онлайн-формате, то есть, без возможности заглянуть друг-другу в глаза, проводятся и переговоры Минской Трехсторонней контактной группы.

Кроме того, "такая катастрофическая проблема как COVID, безусловно отодвигает все остальные проблемы. И мы должны это помнить. Если мы позволим конфликту отойти на второй, третий, четвертый план, то он может остаться только нашей проблемой", - так ответил на вопрос о влиянии COVID на отношение мира к войне на Донбассе бывший министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко. 

Но если напряженность между столицами может выливаться в разные формы, не обязательно милитарную, то влияние COVID на работу международных структур, задействованных в разрешении конфликта, непосредственно сказывается на безопасности местного населения и комбатантов. Это даже без учета уровня заболеваемости в ВСУ и двух Армейских корпусах России, расположенных с противоположной им стороны линии разграничения.

Так, пандемия дала повод оккупационным властям "ДНР/ЛНР" для блокирования работы патрулей СММ ОБСЕ на территории ОРДЛО. Об этом заявил во время встречи со своей швейцарской коллегой в Славянске (Донецкая обл.) президент Украины Владимир Зеленский

"Это недопустимо, когда из 236 наблюдателей СММ ОБСЕ, которые работали в ОРДЛО (до начала эпидемии – ред.), осталось только 23. В ближайшее время их число может сократиться до 13", - возмутился президент.

Кроме того, блокирование работы СММ ОБСЕ привело к тому, что в ОРДЛО на линии фронта, по состоянию на конец августа, работали только 3 камеры СММ. А на стороне подконтрольной правительству – 21. Со стороны ОРДЛО они почему-то "ломаются", а починить их, из-за карантина, нет возможности…

***

Последствия использования COVID как инструмента воздействия на мирное население, и невоенного давления на руководство Украины – самые широкие: от принуждения Киева к прямым переговорам с марионетками России до ограничения права молодых людей получить образование в украинских вузах; от разделения семей до утечки рабочих рук и уничтожения экономического комплекса Донбасса в пользу РФ.

Опрос читателей сайта «ОстроВ»

Но самое страшное, что политизация КОВИДа, приводит к несерьезному восприятию людьми вируса как опасной болезни. И это несерьезное отношение, плюс катастрофическое состояние медицины в зоне конфликта, в прямом смысле, убивает их.

Сергей Гармаш, ЦИСПД

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: