Вверх

Очередной шпионский скандал с участием россиян. Западные обозреватели на прошедшей неделе живо обсуждали попытку офицеров ГРУ вмешаться в следствие по делу об отравлении бывшего российского двойного агента Сергея Скрипаля. Дело было в апреле текущего года в Гааге, однако сообщили о нем власти Нидерландов только в октябре.

"Чек был на поездку в такси 10 апреля в московский аэропорт "Шереметьево". Адрес, откуда нужно было забрать пассажира, — Нежинский переулок, соседствующий с офисом ГРУ, российской военной разведки. Фамилия пассажира — Моренец. Когда через три дня человек с паспортом на имя Алексея Моренца был арестован в Гааге офицерами Нидерландской службы военной разведки и безопасности, у него все еще был чек. Как считает Онно Айхельсхайм, глава разведки, он нужен был, чтобы получить компенсацию расходов", — описывал эту смешную историю The Economist.

"Чек был одним из десятков доказательств, представленных Нидерландской службой военной разведки и безопасности на пресс-конференции 4 октября, которые выявляют экстравагантный заговор четырех агентов ГРУ, сорванный в апреле, — говорилось дальше в его статье. — Агенты, бывшие под слежкой с момента прибытия в Нидерланды, пытались совершить кибератаку на офис Организации по запрету химического оружия. Приехав на арендованной машине с багажником, набитым электронным хакерским оборудованием, они приблизились к зданию организации и попытались проникнуть в ее сеть Wi-Fi. Организация в это время изучала образцы химического вещества, использованного в феврале в Британии в покушении на убийство Сергея Скрипаля, российского двойного агента. Захваченный ноутбук показал, что как минимум один из этих людей пытался вмешиваться в расследование выстрела российских нерегулярных частей в самолет "Малазийских авиалиний" в Украине. К сожалению, Нидерланды решили затем депортировать этих людей, но конфисковали их оборудование. Они приехали по служебным паспортам, поэтому Нидерланды могли решить, что дипломатическая цена их ареста была бы слишком высокой".

В британском издании поясняли, что "нидерландские разоблачения были частью скоординированных усилий Британии, Америки и Канады. Раньше в тот день британский Национальный центр кибербезопасности выпустил отчет, описывавший ряд недавних хакерских действий ГРУ, включая кибератаки на Всемирное антидопинговое агентство в Монреале, транспортную инфраструктуру в Украине и на телецентр в Британии. Джереми Хант, министр иностранных дел, осудил действия ГРУ как "беспорядочные и безрассудные"".

"Позже американское министерство юстиции выдало самый жесткий ответ из всех: обвинительные заключения в отношении семерых россиян, включая троих агентов ГРУ, которых поймали Нидерланды, — писал также The Economist. — Помимо обвинений, связанных с Организацией по запрету химического оружия, американские и канадские чиновники обвинили Россию во взломах спортивных антидопинговых агентств по всему миру, краже данных спортивных испытаний и публикации записей о (разрешенном) употреблении ими медикаментов в социальных сетях. Предполагаемой целью было создать обманчивое впечатление всеобщего употребления допинга, очевидно, чтобы оправдать Россию в беспрецедентной организованной государством допинговой программе периода зимних Олимпийских игр 2014 года".

"Наконец, американцы обвинили Россию в проведении фишинговых операций в попытке проникнуть в системы в Westinghouse, компании, работающей в сфере атомной энергетики, которая базируется в Питтсбурге. Westinghouse предоставляла Украине атомное топливо после того, как Россия прекратила свои урановые поставки. Скотт Бреди, федеральный окружной прокурор в западной Пенсильвании, сказал, что в некоторых атаках участвовали те же хакеры, что проникли в серверы Национального комитета Демократической партии во время президентской кампании 2016 года, включая группу под названием Fancy Bears. Им выдвинут обвинения в преступном заговоре и отмывании денег — в данном случае, использовании криптовалюты вроде биткоина для покупки онлайн хакерских инструментов".

Как раз на прошедшей неделе в Британии вышла книга о Срипале. В ней, как рассказал The Guardian, журналист Марк Урбан "вспоминает ряд встреч со Скрипалем летом 2017 года, когда российский шпион жил в тишине и, как казалось, безопасности в приобретенном MI6 доме в Солсбери. Согласно Урбану, Скрипаль говорил, что опасается прямого цитирования, поясняя: "Понимаете, мы боимся Путина". Он не считал, что опасность угрожает ему лично, но хотел избежать прямых заявлений, чтобы Юлия Скрипаль и Саша, сын, могли свободно навещать его из Москвы. Урбан узнал, что Скрипаль проводил большую часть дня за просмотром российского "Первого канала", прокремлевского государственного вещателя. Он принимал "линию Кремля по многим вопросам", пишет журналист, "даже сидя в доме, который купила MI6", особенно относительно напряженных отношений с Украиной. Скрипаль, бывший десантник, поддерживал аннексию Путиным Крыма в 2014 году и пренебрежительно называл украинцев "просто овцой, которая нуждается в хорошем пастухе". Скрипаль также отказывался верить, что в восточную Украину вошли под прикрытием российские войска, утверждая, что если бы это было так, они бы быстро дошли до столицы, Киева".

О местных и пришлых

Две примечательных статьи в западных изданиях были посвящены украинской глубинке. Закарпатье вынужденно обратило на себя внимание из-за нового витка украинско-венгерского спора — на этот раз, о гражданстве компактно проживающих в Украине этнических венгров. Корреспондент The New York Times, побывав в Берегово, описывает колоссальную поддержку, которой пользуется там Венгрия и ее ультраправый глава Виктор Орбан.

"Бабек, мэр Берегово, сказал, что настоящая проблема — не в том, что Венгрия оказывает такую сильную финансовую и прочую помощь, а в том, что Украина оказывает такую слабую. Когда город хотел поставить памятник почитаемому украинскому писателю Тарасу Шевченко, он годами пытался собрать деньги в Украине; бронзовая статуя была, наконец, закончена после того, как Венгрия согласилась покрыть половину расходов", — говорилось, в частности, в статье NYT.

"Крупнейший получатель венгерских денег в Берегово — Закарпатский венгерский институт им. Ференца II Ракоци, который занимает крупнейшее здание в городе периода Австро-Венгерской империи, где раньше был суд, — продолжалась она. — Ректор института Илдика Орос попросту превозносит Орбана, который посещал институт в 2013 году и обещал финансовую поддержку, и его партию Фидес. "Они поддерживают нас, поэтому мы поддерживаем их", — сказала она. Она особенно благодарна Фидес за помощь в протестах против ограничений на использование языков помимо украинского. Носители венгерского языка, которые живут в Украине, по ее словам, не иностранные мигранты, против которых Орбан постоянно выступает в Венгрии, а как коренные американцы, родина которых вдруг оказалась захваченной иностранцами. "Мы оставались дома; это они пришли к нам, а не мы к ним", — сказала она, отметив, что ее бабушка родилась в Чехословакии, мать — в Венгрии, а она — в Советском Союзе. "Никто из нас никуда не переезжал"".

А корреспондент польского издания Polityka съездил в Славянск. "Расстояние туда из центральной Польши такое же, как и до Тосканы, — писал он. — Но кто бы сунулся сегодня в Дикое поле, когда рядом — в Донецке и Луганске — продолжают господствовать "зеленые человечки". Тем не менее, и в Опочно, и в Славянске обратили внимание, что уже под конец XIX века в этом российском в то время месте начали вести крупные дела польские предприниматели: компания Дзевульский и Ланге".

Автор статьи написал много лестных слов о местных активистах — и даже мэре Славянска Вадиме Ляхе. О первых в его тексте говорилось, что "их образ мыслей и знаний об окружении, об Украине, о мире могут если и не вогнать самоуверенного поляка в комплексы, то определенно заставить согласиться, что это не наши "младшие братья" на пути в Европу, а партнеры, от которых можно многому научиться".

"После двух проведенных там днях я думаю о том, можно ли им помочь и как, — отмечал польский журналист. — Определенно помог бы уже хотя бы доброжелательный интерес польского посольства в Киеве, свою лепту может также определенно внести Сенат, обязанный заботиться о следах польскости за границей. В обоих этих случаях имеет значение, что общественники из Славянска находят на местном кладбище, заброшенном еще в прошлую эпоху, польские могилы. А также исследуют, почему одна из частей города традиционно называется… Варшавой. Но, может, еще важнее — появление не только среди политиков и дипломатов, но и обычных поляков осознания, что не только западная, но и восточная Украина — территория, достойная посещения и внимания. До Харькова или Запорожья LOT летает уже регулярно и за небольшие деньги. Стоимость проживания и проезда для польского, даже мелкого, кармана баснословно низкая…".

"Если восточной Украине чего-то особенно и не хватает, так это признания, что она является не каким-то огрызком России, а такой же частью Европы, как Мазовия или Тоскана. Более бедной, больной, но не менее важной", — заключал он.

Обзор подготовила Софья Петровская, "ОстроВ" 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: