Вверх

С приближением дня голосования за президента Украины западные медиа неизменно продолжают обсуждать текущую кампанию и ее участников. В гонке, где нет четко определившегося лидера, но остаются три явных фаворита, на действующего президента уже, похоже, немногие наблюдатели делают ставки. Во всяком случае, смена власти в Украине не представляется чем-то невероятным. Вопрос, однако, в том, что настанет после выборов.

“Многое зависит от результата в Украине, переднем краю обороны в более широком столкновении Запада с Россией, - писал на прошедшей неделе The New York Times. - Если Порошенко сменят, новый лидер в столице, Киеве, может возобновить застопорившиеся переговоры по прекращению единственной текущей войны в Европе, в которой с тех пор, как в 2014 году поддерживаемые Россией силы захватили контроль над востоком Украины, погибло свыше 13 тысяч человек… Что, вероятно, важнее: уход постреволюционного руководства, которое Россия обвиняет в приходе к власти в результате переворота, дало бы Москве способ, сохранив лицо, найти выход из конфликта с Украиной, что означало бы смягчение некоторых экономических санкций Запада. Свободные выборы и возможность демократического перехода власти в Украине также подчеркнули бы готовность страны к более тесной торговой и политической интеграции с Европейским Союзом - цель тех, кто вышел на улицы в 2014 году, чтобы противостоять авторитаризму российского образца”.

Стоимость Крыма

На Западе, наконец, вспомнили и о Крыме, в марте уже ровно пять лет как аннексированному Россией. О том, что это значит сегодня для Украины, России и самого Крыма, написал сайт Süddeutsche Zeitung. “В течение десятилетий Андрей Клименко рассуждал, как лучше поддерживать экономику Крыма, - начинался его текст. - Сегодня 59-летний инженер ломает голову, “как мы, украинцы, могли бы лучше экономику Крыма разрушить”. В этом Клименко помогают его знания этого места. В течение десятилетий как советник по экономическим вопросам он разрабатывал в Ялте концепции портов и улучшения инфраструктуры. Когда пять лет назад Россия аннексировала Крым, Клименко бежал. С тех пор в интернет-издании Black Sea News он документирует события в Крыму и выносит предложения, “как мы могли бы взвинтить цену оккупации””.

“Украинцы с этим хорошо справляются, - продолжало немецкое издание. - Раньше Крым создавал излишек - сегодня Москва вынуждена покрывать две трети крымского бюджета вдобавок к миллиардным расходам на инфраструктуру. После того как Украина отрезала поставки электричества, Кремлю пришлось прокладывать новые линии и строить новые электростанции. “Только это обошлось Москве в миллиарды долларов”, - сказал Клименко. Новый мост над Керченским проливом - больше трех миллиардов евро. Официально за период с 2015 до конца 2022 года Москва планирует инвестировать в инфраструктуру и туристический сектор Крыма около одиннадцати миллиардов евро. Клименко, однако, считает многие данные Москвы приукрашенными: якобы около шести миллионов туристов в Крыму в год: в 2017 году там побывало всего 1,5 миллиона гостей. И это еще не все. Расходы на 600 тысяч пенсионеров из 2,3 миллионов жителей Крыма за последние четыре года составили, согласно политологу Евгении Горюновой, примерно 5,4 миллиарда. “Для Кремля Крым сегодня - самый дорогостоящий регион России, он даже дороже, чем Кавказ”, - сказал Клименко”.

В Süddeutsche Zeitung также отмечали, что “Россия счет за Крым до сих пор не погасила: Кремль экспроприировал в Крыму около 4 тысяч украинских предприятий, и крупнейшие из них уже обратились в международные арбитражные суды с миллиардными исками против России. Первые вынесенные решения были все не в пользу Москвы. Для бывшего дипломата из Киева Богдана Яременко всего этого недостаточно. “По крайней мере после агрессии Москвы в Азовском море пришло время для новых санкций, скажем, против российских портов на Черном море. Или против российских авиакомпаний, которые, вопреки санкциям, отправляют свои самолеты в Крым, а потом в страны ЕС или в США, - говорит Яременко. - Многие из этих самолетов арендованы - Airbus и Boeing могли бы разорвать договора аренды”. Но пока такие идеи не находят отклика в Вашингтоне, Брюсселе или Берлине”.

“Ввиду военного превосходства России остается только политика экономических уколов. Но и те - не без риска. С тех пор как после аннексии Украина перекрыла Херсонский канал, который поставлял воду на 400 километров из реки Днепр в Крым, там образовался дефицит в размере 85 процентов от потреблявшейся ранее воды, констатировал летом 2017 года секретарь российского Совета безопасности Николай Патрушев. Хотя сегодня в Крыму достаточно питьевой воды, ее слишком мало для сельского хозяйства и промышленности. Теоретически Россия могла бы соорудить установки для опреснения морской воды. Однако их стоимость бывший заместитель министра энергетики Владимир Милов оценил в минимум пять миллиардов долларов. Бывший советник Путина по экономическим вопросам Андрей Илларионов угрожал, что Россия может захватить другие части Украины, чтобы обеспечить водоснабжение Крыма. “Опасность, безусловно, существует, - говорит также аналитик Клименко, - тем более что Путин продолжает форсировать милитаризацию Крыма””, - заключали авторы текста.

“История не закончилась аннексией”

Один из лучших, наверное, текстов о захвате Россией украинского полуострова написал корреспондент Der Spiegel. “Незадолго до аннексии Крыма в марте 2014 года российский оппозиционер Алексей Навальный рискнул сделать прогноз относительно будущего полуострова, - начинался текст. - Что там готовилось что-то крупное, Навальному удалось узнать даже из его домашнего ареста. Вооруженные люди в масках - очевидно, спецназ российской армии - в конце февраля ворвались в парламент Крыма и повесили российский флаг. Вслед за этим парламент назначил референдум о присоединении к России. Но зайдет ли Владимир Путин настолько далеко, чтобы аннексировать территорию соседней Украины? Нет, писал Навальный в своем блоге 12 марта. Такой поступок не соотносится с российским президентом. Он известен как коварный тактик, избегающий прямой конфронтации, поэтому российскую аннексию стоит понимать как типичный путинский угрожающий жест. В действительности Крым станет, наверное, очередным псевдогосударством по образцу грузинских территорий Абхазии и Южной Осетии. Шестью днями позже в кремлевской речи Путин опроверг прогноз Навального. К восторгу большинства россиян - и к ужасу других стран - он объявил о присоединении Крыма и портового города Севастополя к России. Впервые после Второй мировой войны европейское государство так просто переместило границы соседней страны”.

“С тех пор прошло уже пять лет, но насколько Европа привыкла к нарушению табу, настолько же она от этого не оправилась, - продолжали в Der Spiegel. - Вспоминать тогдашние умозаключения Навального поучительно. Они показывают, что Путин удивил в то время даже своих самых недоверчивых врагов. Как будто Владимир Путин похоронил в тот день не только европейский послевоенный порядок, но и свое прежнее, знакомое “я”. В то время появился новый Путин, который действовал по еще неизвестным правилам. Понять его было сложно не только Западу. Россиянам это тоже до сих пор удается с трудом. Кто знает, возможно, Путин удивил и себя, когда утром 23 февраля - так он позже датировал свое решение - он дал приказ готовить аннексию. Это была его реакция на свержение в Киеве украинского президента Виктора Януковича. Президент России, вопреки своему публичному имиджу, по сути, осторожный человек. Он избегает принятия решений и любит золотую середину. Но как раздраженный карточный игрок, который вдруг опрокидывает общий игровой стол, Путин отбросил тогда всякую осторожность и поставил себя вне игры”.

“Сегодня мы не знаем, как далеко зашел бы этот взрыв, если бы история продолжалась иначе. Она не закончилась аннексией: Крым стал лазейкой, через которую Москва принесла войну и насилие на Донбасс. Между тем, в российской столице очевидно подумывали даже о том, чтобы расколоть Украину на две части, с пророссийским юго-востоком, для которого вернули давно забытое название царских времен: “Новороссия”. Все могло быть еще хуже, еще кровавее. Но Запад оказался более объединенным, а Украина - более стойкой, чем ожидалось. Из нее в конце концов получилось вырвать только маленький кусок угольной территории, с которым Москва до сих пор мало что может сделать”.

“Россияне все еще признательны за аннексию Крыма, - отмечал немецкий журналист Кристиан Эш. - 18 марта 2014 года стало для них упоительным моментом, объединившим нацию. В своей речи Путин сравнил его с воссоединением Германии, и хотя это сравнение возмутило соседей, он оказался прав в одном пункте: в эйфории, которую подарил президент своему народу. Он примирил россиян с их национальным государством и в то же время скрепил, против собственной воли, окончательный распад Советского Союза, отдалив друг от друга украинцев и россиян”.

Обзор подготовила Софья Петровская, “ОстроВ” 


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: