Вторник, 15 октября 2019, 05:121571105550 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Революцией назвали западные обозреватели результат досрочных парламентских выборов в Украине. Впервые в истории независимости страны одна партия получила абсолютное большинство в высшем законодательном органе.

И хотя иностранные наблюдатели отнеслись к этому факту в основном позитивно, почти все констатировали связанные с ним риски. Прежде всего, тот, что у власти оказались очень разные люди, не представляющие на самом деле единой состоявшейся команды. Поэтому судьба нового большинства пока туманна.

Также есть вопросы относительно того, как распорядится президент Владимир Зеленский полученной властью. Настороженность, в частности, вызывает его явная связь с одиозным олигархом Игорем Коломойским. И, конечно же, его реальная приверженность реформам и прозападному курсу Украины.

Как написали в The New York Times“2014 был годом революции; 2019 - это год радикального обновления, менее насильственного, но не менее масштабного. Ожидания - и риски - сегодня почти настолько же высоки, как и тогда”.

В Die Welt  - как ни странно - опасались к тому же, что “в отличие от многих пророссийских партий в Европе, Зеленский и его партия “Слуга народа” делают ставку не на определенную клиентуру, что способствовало бы расколу общества. Напротив, они обращаются скорее к различным группам”.

По мнению корреспондента немецкого издания, “как раз это и может быть опасно не только для Украины, но и для всей Европы. Поскольку при том, что сторонники Зеленского, как правило, настроены проевропейски, многие избиратели “Слуги народа” проголосовали за изменения, желая повторного сближения с Россией. Многим украинцам к тому же надоела война на востоке страны. Президент должен, вероятно, реагировать на это своей политикой”.

“Если он при этом откажется от последовательной позиции своего предшественника Петра Порошенко и пойдет на компромисс с Кремлем, это станет общеевропейской проблемой. Это будет четким сигналом, что перемещение границ в Европе ведет к успеху. Владимир Путин мог бы чувствовать себя воодушевленным дальше закручивать спираль эскалации. То, что Россия ведет в Украине войну, ставит “Слугу народа” в позицию, в которой не находится ни одна другая протестная партия в Европе, и это делает результат выборов настолько важным для всех европейцев”, - писали в Die Welt.

Такие опасения, впрочем, были среди западных обозревателей весьма маргинальны.

Задачи Зеленского

Большинство иностранных журналистов в связи с Украиной и прошедшими выборами в последние дни обсуждало обещания Владимира Зеленского и его способность их выполнить. В Neue Zürcher Zeitung, например, отмечали, что достижение мира мало зависит от нового президента Украины. Оно зависит от президента России, который использует этот конфликт для препятствования развитию и западной интеграции Украины.

Русскоязычный Зеленский демонстрирует желание разрешить конфликт, говорилось в тексте швейцарского издания, однако Путин не проявляет гибкости в этом вопросе. Напротив, его ставка - продолжение войны, экономический шантаж и антиукраинская пропаганда в российских СМИ. Один из последних недружественных шагов президента РФ - указ о выдаче российских паспортов жителям Луганской и Донецкой областей.

“До тех пор, пока украинский суверенитет не уважается, а само это государство относится к историческим недоразумениям, прекращение вмешательства на Донбассе представляется иллюзорным, - констатировали в NZZ, припомнив также очередное недавнее заявление Путина о том, что украинцы и русские - “один народ”. - Новое руководство в Киеве в этой ситуации вынуждено полагаться на крепкую поддержку Запада”.

“Зеленский может не быть желаемым кандидатом европейских правительств, и скепсис относительно потенциала его протестной партии уместен. Но он вполне доказал в последние месяцы свою прозападную ориентацию. Европа и Америка заинтересованы в том, чтобы обещанные им реформы состоялись. Для этого Зеленскому, как и его предшественнику, нужна иностранная поддержка - и четкая позиция по отношению к Москве. Нужно, наконец, дать понять, что Запад ни в коем случае не будет терпеть российские великодержавные претензии по отношению к Украине”.

Немецкий Der Spiegel , в свою очередь, отмечал, что у страны с 45 миллионами жителей и множеством дипломированных специалистов определенно есть потенциал. Однако его использование иностранными инвесторами до сих пор сдерживается продажными чиновниками и судьями. Война на востоке Украины, разумеется, - другой сдерживающий фактор.

“То, что Зеленский завершит ее в скором времени, маловероятно, - соглашались также тут. - Однако, имея большинство в парламенте, президент может продолжить проталкиваемые еще с революционного 2014 года, но остановившиеся реформы. Такое желание, по меньшей мере, на первый взгляд, имеется. Борьба с коррупцией и за независимое правосудие принадлежит к главным обещаниям Зеленского и его партии. Они демонстративно дистанцировались от старой системы, выставив в то же время кандидатов, которые имели мало или ничего общего с политикой. Кроме того, многие из новых депутатов от “Слуги народа” в прошлые годы сами были предпринимателями. И уже в день выборов Зеленский объяснил, что будущий глава правительства будет экономистом”.

“Политик Владимир Зеленский действует на постсоветское пространство как обновление, - писал, между тем, австрийский сайт Die Presse. - Новый президент Украины, после парламентских выборов в воскресенье обладающий абсолютным большинством в киевской Раде, нашел отклик также в соседних странах”.

“В целом, это неудивительно, ввиду стареющих директоров колхозов и бывших офицеров КГБ в роли годами не сменявшихся государственных служащих. В Москве в эти дни можно наблюдать людей, которые завистливо смотрят на меньшего западного соседа и объясняют, чем им импонирует новичок-президент. То, что в соседней стране чередование президентов происходит каждые несколько лет как нечто само собой разумеющееся, и что победил человек извне политики - а с ним и его партия, - невообразимо в России и Беларуси. А, собственно, почему? - все больше спрашивают там”.

“В России люди Владимира Путина правят годами благодаря мантре, что страну может развивать только стабильность, - продолжался текст Die Presse. - В Украине с начала независимости в 1991 году все прямо противоположно: там звучит заклинание “перемены”, пусть даже высокой ценой. Если правительство их не приносит, прочь его. Эта логика привела также к власти Зеленского, а с ним пришел шанс, что управление будет происходить иначе, и риск нового разочарования. Решение приняли, однако, избиратели. И никто другой за них”.

“Владимир Зеленский все же не неуязвим перед постсоветскими искушениями: авторитарными замашками, политтехнологическими трюками, патерналистскими обещаниями и желанием устранить реальных или воображаемых противников. Взгляд назад на судьбу его предшественника Виктора Януковича может предохранить его от крупнейших ошибок: претенденты на Путина в Украине живут мало”, - заключали в австрийском издании.

Мир, который строил Байден?

The Washington Post, между тем, коснулся в своем основательном тексте властей прошлых. Как украинских, так и американских. Какое-то время назад, когда уже отшумело дело Пола Манафорта, Украина снова оказалась в центре политической борьбы в США.

“Когда в апреле Джо Байден объявил, что баллотируется в президенты, его сын Хантер тихо покинул свою должность в крупнейшей частной газовой компании Украины, в которой он проработал пять лет, - начинался текст американского издания. - С тех пор как Хантер Байден занял этот пост в 2014 году, республиканцы говорили, что это представляет для Байденов конфликт интересов. Джо Байден, тогдашний вице-президент, был ответственным за украинскую политику в администрации президента Барака Обамы. Байден предлагал Украине помощь для увеличения добычи газа, что принесло бы пользу украинской энергетике. Теперь работа Хантера Байдена в управлении Burisma Holdings стала проблемой для штаба его отца, провоцируя атаки со стороны президента Трампа и его союзников. Точно так же, как Трампу постоянно ставили вопросы о поиске членами его семьи финансовой выгоды от его президентства, в поле внимания оказалась работа Хантера Байдена”.

Как отмечали в The Washington Post, “в течение более чем двадцати лет” дела Хантера Байдена часто пересекались с политической карьерой его отца, “от Вашингтона до Украины и Китая”. В тексте говорилось, что “большая часть карьеры Хантера Байдена совпала с работой его отца сенатором и вице-президентом. Он был лоббистом для клиентов с делами в Конгрессе, первым вице-президентом в банке MBNA, который был главным спонсором его отца, и членом правления в компании, связанной с предприятиями Китая, к которой он присоединился вскоре после того, как его отец встретился с руководством этой страны”.

“В феврале 2014 года, когда по улицам прокатилась революция, президент Виктор Янукович бежал. Россия, которая поддерживала Януковича, рассматривала его свержение как нелегальное. В марте российские войска взяли под контроль Крым, а затем - юго-восток Украины, разделив страну. Администрация Обамы осудила вторжение России, Джо Байден в качестве вице-президента прибыл в страну в апреле, привезя подарки. Ключевая часть стратегии США, сказал он, касается способа, которым Россия может отрезать часть украинских энергетических поставок. Он повторил свой неоднократный призыв к увеличению добычи природного газа в Украине и анонсировал пакет разработок, которые позволили бы Украине увеличить производство энергии. “Вообразите, что сегодня было бы, если бы вы могли сказать России: “Заберите свой газ”, - сказал Байден. - Это был бы совсем другой мир”. Оказалось, что это был мир, к которому Хантер Байден хотел присоединиться. Уже через несколько недель после визита его отца в Украину, Хантер Байден стал членом правления Burisma Holdings. Его друг и бизнес-партнер Девон Арчер также вошел в правление, заявив, что эта компания имеет потенциал стать второй ExxonMobil”.

“Burisma, крупнейшая частная газовая компания страны, привлекла к себе внимание отчасти из-за того, что ее глава, Николай Злочевский, был чиновником в правительстве Януковича, бывшего президента, - поясняли в The Washington Post. - В 2015 году западные чиновники и украинские активисты начали задавать вопросы относительно того, достаточно ли хорошо генеральный прокурор Украины Виктор Шокин расследовал обвинения в коррупции, в частности, касавшиеся прошлой администрации. Джеффри Пайетт, бывший в то время послом США в Украине, критиковал недостаток решительных мер по борьбе с такого рода служебными злоупотреблениями, подрывавшими народное доверие. Критику со стороны Пайетта повторял Байден, в то время - вице-президент, говоря, что коррупция - это “раковая опухоль” на Украине. Позже Байден заявлял, что добился увольнения Шокина, угрожая украинским правительственным чиновникам невыплатой миллиарда долларов американской помощи. “Я сказал: “Вы не получите миллиарда””, - вспоминал Байден в прошлом году”.

“На эту угрозу и связь Хантера Байдена с Burisma ссылались Трамп и его союзники как на доказательство того, что Байден сорвал расследование относительно его сына, - отмечали в американском издании. - Непонятно, однако, насколько серьезно Шокин, которого чиновники США и ЕС остро критиковали за недостаточно агрессивную позицию по отношению к коррупции в целом, расследовал Burisma в тот момент, когда был уволен. Офис генерального прокурора Шокина открыл касавшееся этой газовой компании дело, но только под давлением украинского парламента”.

Обзор подготовила Софья Петровская, "ОстроВ"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: