Воскресенье, 15 декабря 2019, 09:181576394330 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

На прошедшей неделе Конгресс обнародовал несколько стенограмм свидетельских показаний в рамках процедуры импичмента президента США Дональда Трампа. Из них стало очевидно, что через своих посланцев Трамп действительно оказывал давление на украинское правительство в личных целях, и что обе стороны понимали это и обсуждали это без обиняков.

Более того, в The New York Times сообщили, что в команде президента Украины Владимира Зеленского готовы были выполнить то, чего требовал президент США. Получение американской военной помощи, которая стояла на кону, в Киеве сочли стоящим игры на стороне одной из конкурирующих американских партий, республиканцев. Последнее могло бы стоить Украине поддержки американских демократов, как в Конгрессе, так и в Белом доме - в будущем.

Сделать заявление об открытии расследования в отношении политического противника Трампа Зеленский, однако, не успел. Белый дом был вынужден снять запрет на выдачу помощи после того, как информация о ее заморозке просочилась в американские медиа. Можно сказать, что от больших неприятностей Украину спасла одна небольшая публикация на сайте Politico, которую подхватили другие крупные издания в США.

Кампания Порошенко

Теперь, однако, в Штатах отмечают, что к сомнительным сделкам с Дональдом Трампом склонялся не только Владимир Зеленский. “Задолго до телефонного разговора с президентом Украины, который спровоцировал расследование в рамках процедуры импичмента, президент Трамп обменивался политическими услугами с другим украинским лидером, который отчаянно добивался американской помощи в борьбе с российской агрессией. Петр Порошенко, президент Украины до мая, вел хитроумную кампанию по покорению Трампа в период, когда его советники убедили его, что Украина - это гнездо сторонников Хиллари Клинтон”, - писал на прошедшей неделе The New York Times.

Как отмечалось в его тексте, “кампания Порошенко включала торговые соглашения, политически выгодные Трампу, встречи с Рудольфом Джулиани, заморозку потенциально дискредитирующих уголовных дел и попытки использовать бывшего начальника избирательного штаба Трампа Пола Манафорта в качестве обходной инстанции. С самого начала советники Порошенко спешили также найти способы польстить новому американскому президенту, советуя боссу в первом телефонном разговоре с Трампом выразить восторг Томом Брэди, звездным защитником New England Patriots, которым давно восхищается Трамп”.

“Изучение первого года дел Трампа с Украиной показывает, как Белый дом тоже смотрел на эти отношения как на такие, которые могут помочь Трампу политически. Порошенко, настолько желавший добиться благосклонности, когда поддерживаемые Россией сепаратисты эскалировали войну против украинской армии, сыграл свою роль в поддержке этого расчета. Он помог посадить семена июльского предложения Трампа по обмену услугами преемнику Порошенко, Владимиру Зеленскому”.

Как утверждали в американском издании, “стратегия Порошенко принесла результаты. Администрация Трампа сняла мораторий времен Обамы на продажу летального оружия, которого Украина добивалась в борьбе против сепаратистов на востоке страны. К концу 2017 года, как раз когда правительство в Киеве пыталось получить от администрации Трампа окончательное одобрение продажи противотанкового оружия “Джавелин”, генеральный прокурор при Порошенко Юрий Луценко начал замораживать в Украине дела, относящиеся к расследованию Мюллера, включая отслеживание миллионов долларов, которые платили Манафорту украинские политические фигуры”.

“Сейчас участники расследования в рамках процедуры импичмента изучают два года взаимодействия Трампа и Порошенко, сообщил демократ из Конгресса. Команда Зеленского исследует неформальные коммуникации между украинскими чиновниками и американцами из обеих политических партий с 2017 года, рассказал осведомленный об этом украинец. Свидетельств имевшего место раньше обмена услугами в виде связи между продажей ракет “Джавелин” и прекращением расследований, соответствующих процессу во главе с Мюллером, не проявилось. Но расследователи из Конгресса хотят знать, какие политические факторы, если таковые были, влияли на действия Трампа”.

В The New York Times поясняли, что Порошенко пытался также добиться от Трампа назначения специального представителя по Украине. Переговоры не обещали хорошего финала, поскольку Трамп был уверен во враждебном отношении к нему украинских чиновников и поддержке ими Клинтон на президентских выборах. Поэтому украинской стороне пришлось обратиться к единственной беспроигрышной ставке: предложить США сделку по поставке в Украину угля. За этим последовали соглашения на строительство и ремонт локомотивов и поставку ядерного топлива для украинских АЭС.

“Украина сопровождала коммерческий натиск расширенными лоббистскими усилиями в Вашингтоне, - говорилось дальше в тексте NYT. - В 2017 году она наняла лоббистскую компанию BGR во главе с бывшим главой Национального комитета Республиканской партии Хейли Барбур. Украина хотела, чтобы ее лоббисты разработали “всеобъемлющую стратегию по развитию правительственных отношений и бизнеса” для укрепления связей с американским правительством. Лоббисты стали немедленно устанавливать контакты с дипломатами, законодателями и новостными медиа, свидетельствуют документы министерства юстиции. Представитель, назначения которого добивался Порошенко, был тоже найден в лоббистской компании. Курт Волкер, советник и бывший менеджер в BGR, оказавшийся замешанным в скандал с импичментом, согласился бесплатно работать на администрацию Трампа”.

Обстоятельства назначения Волкера и выделения Украине военной помощи сопровождала череда вряд ли случайных совпадений. Адвокат Трампа Рудольф Джулиани, как отмечали авторы текста, “прибыл в Киев всего через несколько недель после того, как Манафорт был отдан под суд по обвинениям, связанным с его работой в Украине. Советники Трампа все сильнее беспокоились, что продолжение расследований в Украине может дать больше топлива для расширения расследования специального прокурора Роберта Мюллера. В начале того года украинские правоохранители по-тихому позволили потенциально ключевому свидетелю в расследовании Мюллера Константину Килимнику бежать в Россию, что сделало его недостижимым для команды спецпрокурора. Килимник был советником Манафорта, предположительно связанным с российскими спецслужбами”.

“В июне 2017 года, вскоре после визита Джулиани, Луценко - генеральный прокурор при Порошенко - забрал у антикоррупционного бюро контроль над расследованием, связанным с Манафортом. Позже Луценко тесно координировал с Джулиани работу по продвижению расследования относительно семьи бывшего вице-президента Джозефа Байдена”.

“Луценко предпринял дальнейшие шаги по затягиванию украинских дел, связанных с расследованием Мюллера, в ноябре, и официально распорядился заморозить их в апреле 2018. Одно изучало возможное отмывание денег в виде $750-тысячного платежа Манафорту от фиктивной украинской компании. Другое проверяло украинского политика, который визировал записи, предназначенные Манафорту, в тайной бухгалтерии политических платежей, выявленной после революции 2014 года в Украине. Два других касались адвокатской компании Skadden, Arps, Slate, Meagher & Flom, которая при помощи Манафорта написала отчет, выглядевший как оправдание ареста и заключения украинского политика”.

“Замораживание расследований произошло, когда администрация Трампа утверждала планы по продаже Украине сотен противотанковых ракет “Джавелин”, которые, как рассчитывал Порошенко, могут использоваться в качестве возможного противодействия более широкому военному вторжению России в Украину”, - отмечали в The New York Times.

Игра Фирташа?

The New York Times  опубликовал еще один интересный текст об украинско-американских делах, но стоит обратить внимание, что он размещен в рубрике “Мнения”. Автор текста сопоставляет собственную информацию с фактами, обнародованными другими изданиями, и приходит к собственным заключениям на их основе. Рубрика предполагает, что они субъективны.

“Кеннет МакКаллион - адвокат из Нью-Йорка, представлявший раньше бывшую премьер-министра Украины Юлию Тимошенко, - начинается текст. - Несколько лет назад он добился возбуждения в ее пользу уголовного дела в отношении таких известных на сегодня фигур, как Пол Манафорт и украинский олигарх Дмитрий Фирташ. Но знает много о коррупции в Украине и говорит, что в начале этого года следователи-конрразведчики из ФБР связывались с ним, чтобы получить информацию об украинских действиях Руди Джулиани. К тому времени Маккаллион уже слышал странные вещи о том, что делали в Украине Лев Парнас и Игорь Фруман, которых он знает как людей из близкого окружения Джулиани”.

“Парнас и Фруман - граждане США, рожденные в бывшем Советском Союзе, - не простые политические агенты, - отмечали в NYT. - Парнас долгое время был мелким аферистом. Фруман владеет в Одессе пляжным клубом под названием Mafia Rave, и совместное расследование Organized Crime and Corruption Reporting Project и BuzzFeed News выявило связи между ним и лицом из одесской организованной преступности по имени Владимир Галантерник, известным как “Лампочка”.”

“Впервые дуэт появился на американской политической сцене в 2015 году как горячие сторонники Дональда Трампа. Они стали крупными донорами ряда республиканцев, их аккаунты в Instagram вскоре заполнились фотографиями партийных элит. Затем, в этом году, Маккалион узнал, что они роются в украинской политике, распространяя теории заговора о том, что Украина, а не Россия, вмешивалась в американские выборы 2016 года. “Они вдруг стали ходить вокруг Украины, рассказывая всем, кто соглашался слушать, особенно из правительства, что загадочный анонимный высокопоставленный источник сообщил им, что на самом деле серверы Национального комитета Демократической партии были спрятаны в Украине, что не Россия - источник”, - сказал он. Это заявление, которое повторяло российскую пропаганду, противоречит заключениям ФБР, ЦРУ и контролируемого республиканцами комитета Сената по вопросам разведки. Тем не менее, оно вскоре начало формировать внешнюю политику США”.

“В субботу BuzzFeed News получил ранее секретные документы из расследования Роберта Мюллера через иск по Акту о свободе доступа к информации, - продолжался текст в The New York Times. - Документы показали, что Манафорт, осужденный преступник и бывший глава избирательного штаба Трампа, продвигал историю о вине Украины во взломе Национального комитета Демпартии еще в 2016 году. Манафорт, похоже, перенял этот нарратив у своего партнера Константина Килимника, бывшего офицера российской разведки, который, согласно федеральным прокурорам, “имеет связи с российскими спецслужбами и имел такие связи в 2016”.”

“На первый взгляд может показаться, что Парнас и Фруман просто выполняли распоряжение Джулиани, когда в 2019 году начали продвигать ту же дезинформацию, - подчеркивала его автор. - Но Джулиани не платил им - они платили Джулиани. Парнасу, в свою очередь, платил Фирташ, который, согласно министерству юстиции, является представителем “высшего эшелона” российской организованной преступности. Фирташ также близок к Кремлю; один украинский чиновник описал его однажды как “представителя российских интересов в Украине”.”

“Фирташ, который сделал себе состояние как посредник в украинской газовой промышленности, завяз в Вене, борясь с экстрадицией в Соединенные Штаты в рамках процесса о подкупе и вымогательстве. Когда в прошлом месяце Парнас и Фруман были арестованы, пытаясь покинуть Соединенные Штаты с билетами в один конец, пунктом их назначения была Вена. В пятницу CNN сообщил, что Парнас кичился “шикарным образом жизни” за счет Фирташа. “Начиная с середины августа, это включало круглосуточную охрану, два элитных внедорожника для его свиты и как минимум шесть частных чартерных полетов за последние несколько месяцев”, - отмечали в CNN. Сложно вообразить, за что платил Фирташ, если не за доступ к Трампу”, - заключала она.

Слово об “Азове”

Резонансной украинско-американской теме посвятил свою работу также корреспондент Foreign Policy. На этот раз речь шла не о Трампе и Зеленском, а о нажившем себе недоброй славы за рубежом полке “Азов”. Как отмечалось в тексте на сайте FP, в сентябре парламентарий Макс Роуз отправил государственному секретарю Майку Помпео письмо, подписанное 39 его коллегами. В письме он требовал включить в список иностранных террористических организаций ряд ультраправых движений. Одно из них - украинский “Азов”, который Роуз назвал “батальоном” и который, по его словам, “годами вербовал, радикализировал и тренировал американских граждан”. Роуз также необоснованно утверждал, что с “Азовом” были связаны двое ультраправых исполнителей недавних крупных терактов.

“Батальон “Азов” был создан в 2014 году для помощи в защите Украины от управляемых Россией марионеточных сил, - пояснял корреспондент Foreign Policy. - Он также быстро стал известен как место, где могут освоиться иностранные ультраправые экстремисты. Почти через шесть лет “Азов” расширился в комплексное движение с политической партией, уличными дружинами и десятками более мелких связанных организаций. Воинское подразделение теперь под руководством украинской Национальной гвардии и по-настоящему называется полком “Азов”. Поэтому письмо Роуза, где “Азов” назван просто как “батальон “Азов”, не только технически неверно, но и отражает недостаток знаний о движении как таковом”.

“Благодаря “Азову” Украина стала новым хабом транснациональных ультраправых. Начиная от организации международных конференций ультраправых и неонацистских концертов и заканчивая активными попытками вербовать в свои ряды американских экстремистов, оснований для обеспокоенности действиями “Азова” достаточно. После ареста в сентябре американского солдата, который предположительно планировал взорвать американское информагентство, а затем отправиться в Украину воевать вместе с “Азовом”, эта обеспокоенность только возросла”.

“Реальность здесь, в Украине, однако, несколько сложнее, - отмечал американский журналист. - В стране, которая все еще воюет с возглавляемыми Россией силами, ветераны всех оттенков политического спектра имеют высокий статус в украинском обществе. Это касается и ветеранов из батальона “Азов”, которых до сих пор высоко ценят за защиту городов вроде Мариуполя на востоке Украины в 2014 году. Поэтому их ультраправые, зачастую откровенно неонацистские ориентации считаются вторичными перед их ролью в качестве “защитников” и, как правило, преуменьшаются или игнорируются в господствующих украинских общественных кругах и политике”.

“Азов” извлек всю пользу из небрежности письма, - заключал он. - Он продвигает онлайн-петицию Зеленскому, требуя официального осуждения письма; он отправляет представителя за представителем на ТВ поговорить о том, насколько он не террористическая группировка; и, конечно, члены организации протестовали утром в понедельник перед министерством иностранных дел Украины. “Азов” пользуется возможностью заявлять, что не только полк, но и вся организация - едва ли дружественное неонацистам движение, как заявляют его недоброжелатели. “Ветераны, не террористы!” - таков слоган”.

Обзор подготовила Софья Петровская, “ОстроВ”


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: