Вверх

Впервые за много недель фокус в «украинской повестке» западных изданий переключился от процедуры импичмента президента США Дональда Трампа. На прошедшей неделе иностранные обозреватели комментировали подготовку к «нормандскому» саммиту глав Украины, России, Германии и Франции – первому с 2016 года.

Выдающихся результатов от него не ожидали, важным виделся сам факт возобновления переговоров. В которых украинская сторона, как сошлись комментаторы, имела как никогда слабые позиции.

Во-первых, потому, что до встречи с президентом РФ Владимиром Путиным президенту Украины Владимиру Зеленскому так и не удалось добиться встречи в Белом доме с Трампом. Белый дом не просто не выступал с публичной поддержкой Украины. Защита Трампа и он сам к удовольствию Путина продолжает настаивать, что это Украина, а не Россия, вмешивалась в выборы в США в 2016 году.

Во-вторых, Зеленский, как считается, наговорил лишнего в ставшем публичным телефонном разговоре с Трампом, где он обвинил ЕС и, в частности, канцлера Германии Ангелу Меркель, в отсутствии помощи Украине, что было не совсем справедливо.

Наконец, в третьих, президент Франции Эммануэль Макрон незадолго до саммита сделал очередные заявления о необходимости помириться с Россией.

Как писали в The Financial Times, «президент Франции Эммануэль Макрон хочет перезагрузки отношений Запада с Москвой, несмотря на опасения в Берлине, Варшаве и других европейских столицах. Но уменьшение трений требует соглашения в Украине и непростой задачей будет совместить уважение к российским интересам с поддержкой свободы, территориальной целостности и желания Украины интегрироваться с евроатлантическим миром».

«На деле некоторые западные столицы тихо списали Крым и не хотят поддерживать надежды Украины на присоединение к НАТО и ЕС, - говорилось дальше в тексте британского издания. - Скорее, они считают, что Украине следует удовлетвориться статусом, подобным финскому в период холодной войны. Финляндия была демократией, но скорее нейтральной, чем в западном лагере, и старающейся никогда не задевать чувства Москвы. К тому же есть фактор Китая. По мнению некоторых стратегов в Вашингтоне, договоренность с Москвой, которая исключает полное сближение Украины с Западом, может приблизить другое достижение. Они добиваются менее агрессивной России, которая дистанцируется от Китая, главного противника Запада в долгосрочной перспективе».

«Попадется ли Россия, при Путине или каком-то его преемнике, на эту удочку? – Размышляли в FT. - Украина в глазах России коренным образом отличается от Финляндии, поскольку история, культура и люди двух славянских государств очень тесно взаимосвязаны. Более того, в той мере, в какой Украина процветает как демократия, для российского истеблишмента из политики и спецслужб она представляет угрожающий контраст более репрессивным методам управления в их стране».

Даже призрачная перспектива украинско-российских договоренностей оживила немецкий бизнес, который давно выступает за отмену санкций в отношении РФ. Представитель одной из бизнесовых ассоциаций в Германии выступил с текстом на сайте Frankfurter Allgemeine Zeitung, предложив создание европейского фонда для восстановления восточной Украины.

«Чтобы добиться устойчивого экономического роста, восточная Украина должна быть снова вовлечена во внутренние и внешние торговые оношения и производственные цепочки, - писал также он. - Первый шаг к этому – нормализация торговли между территориями по обе стороны линии соприкосновения. Кроме того, должны быть по-новому организованы торговые отношения между Украиной, Россией, ЕС и Евразийским экономическим союзом. Для этого мы предлагаем расширить текущие переговоры между Украиной и Россией при посредничестве ЕС о новом договоре о транзите газа до диалога обо всех спорных экономических вопросах. Цель этого триалога – развитие устойчивых энергетических связей, сокращение существующих торговых и инвестиционных барьеров, в том числе взаимных санкций, и открытие перспективы для общего экономического пространства от Лиссабона до Владивостока».

О Владимире Зеленском персонально написал на прошедшей неделе журнал Time, у которого президент Украины стал лицом обложки в одном из последних выпусков. «Несмотря на количество смертей, которое растет с каждой неделей, ночные перестрелки у территорий с гражданским населением и постоянную угрозу снайперского огня, единственная активная война в Европе редко попадает в вечерние новости в Париже, Берлине и Лондоне, - говорилось в его тексте. - Переговоры 9 декабря будут первым крупным мирным саммитом за больше чем три года перерыва в переговорах, во время которого тысячи украинцев были убиты на их собственной родине. До сих пор в конфликте не было никаких сдвигов, мирные переговоры ходили по кругу, будто это была их единственная цель. «Люди ходили на эти встречи, чтобы ничего не произошло», - говорит Зеленский».

«Я никогда не захочу, чтобы Украина была фигурой на карте, на шахматной доске крупных глобальных игроков, чтобы кто-то мог нами перебрасываться, использовать нас как прикрытие, как часть какой-то сделки», - цитировал президента Украины корреспондент американского издания, отметивший, что Зеленский изменился со времени их предыдущей встречи в марте, выглядя более уставшим и став более циничным. «Если эти первые шесть месяцев его полномочий научили Зеленского чему-то о мире, так это что союзы могут меняться так же быстро, как жертвы мировых воротил, - отмечал американский журналист. - «Поэтому, - сказал он, встав, чтобы сказать до свидания, - на вопрос о том, кому я доверяю, я ответил вам честно: никому».

Жертвы безразличия

О собственно войне в Украине, которая идет уже почти шесть лет, написало на этот раз агентство The Associated Press. Его текст посвящен проблеме, которая мало затрагивается даже в украинских изданиях: судьбе бывших пленных из числа мирных граждан. «Перестроить свою жизнь после пережитой недели плена и пыток в Украине для Анны Сергеевой зачастую проблематично, - писала корреспондентка АР. - Она была вырвана из своей квартиры в мае 2014 года, когда только разразился конфликт между поддерживаемыми Россией повстанцами и украинскими вооруженными силами. Город, в котором она жила, Донецк, контролировался повстанцами. Они нашли у нее дома украинский флаг и заключили ее за то, что она поддерживает Украину».

«В течение недели похитители Анны Сергеевой били и резали ее, угрожали ей изнасилованием и убийством. Она думала, что умрет в плену, когда ее похитители вдруг разрешили ей уйти. «Если вернешься, мы тебя пристрелим», - сказали они. Преследуемая воспоминаниями о пытках и боли, Сергеева вынуждена была оставить ту жизнь, которую знала, и начать новую – без места жительства, без работы и без поддержки правительства. «Тяжелее всего было, когда прошла эйфория от освобождения. Когда тебя осеняет, что тебе некуда возвращаться, тебе не хочется делать вообще ничего, - сказала Сергеева в интервью. – Жизнь после плена во многом больший вызов, чем жизнь в плену».

«Ситуация Сергеевой – не единственный случай, - подчеркивалось дальше в тексте АР. - За пять лет вовлеченности восточной Украины в кровопролитие от трех до десяти тысяч человек, по разным оценкам, пережили незаконные задержания и плен. Почти половина из них – гражданские. Вооруженные группы от обеих сторон конфликта удерживали их в подвалах и часто использовали для вымогания выкупа или какого-то влияния на другую сторону. Сотни людей остаются в заключении до сих пор. Гражданские, которые пережили плен, говорят, что для них фактически не существует системы поддержки. После освобождения они остаются одни со своими ранениями, психологическими травмами и финансовыми трудностями. Иногда украинские власти предлагают пострадавшим помощь с медицинским обслуживанием или финансовую поддержку, но помимо стандартного социального обеспечения тех, кто служил в армии, нет никаких государственных программ помощи бывшим пленным».

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ»


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: