Вверх

Спецтема: COVID-19 в Украине

Мама собирается на территорию законной Украины. Мотив предельно прозаичный – за пенсией. Мы успели сто раз поссориться на тему «А нужно ли это нам», поэтому я упорно молчу, а мама также упорно собирает вещи в путь.

По довоенным временам Меловое считалось окраиной Луганской области. Мог ли районный центр мечтать стать "центром мира"? Ну и или где-то так. Ведь поначалу как всё было – пенсионеры из зоны АТО свои украинские пенсии переводили просто на территорию Украины, в те города, где у них чаще всего были родственники. После, набравшись опыта, стали переводить пенсии в пенсионные отделы как можно ближе к Луганску. В этом плане Меловое – окраинный центр Луганской области - не самый выгодный украинский город, потому что ехать к нему из Луганска далеко, долго и трудно. Но Меловое популярно у тех пенсионеров, кто добирается через Россию, потому что это ближайший к границе с Россией населённый пункт.

Здесь стоило бы остановиться, кто и почему выбирает дорогу из Украины в Украину через Россию, переплачивая при этом в десятки раз.

Ещё пару лет назад дорога через Россию была популярна у тех, кто не мог долго идти пешком, то есть кому путь через Станицу был заказан – послеоперационные больные, люди после инсультов, частично парализованные, имеющие проблемы с опорно-двигательным аппаратом люди. Они не могли преодолеть ту полосу препятствий, которая называлась "мостом в Станице".

А путь в Меловое обычно на автобусе до границы с Россией, потом человек переходил границу пешком, на российской стороне его ждал другой автобус, и уже на украинской стороне, снова перейдя границу пешком, путник садился в третий.

Сложно сказать, насколько это удобно – расстояние на пункте пропуска «Изварино», весьма приличное. И выигрывает ли путешественник от того, то идёт пешком там, а не по мосту на Станицу, сказать очень сложно. Явное преимущество в том, что, заезжая через Россию в Меловое, обычно для пеших путников нет очередей, в отличие от многочасовых очередей на Станицу, в которых смерть стариков - дело весьма обычное.

Иногда перевозчики везут одним транспортным средством, не высаживая из автобуса. Тоже весьма спорный вопрос. Если говорить о том, кто не может ходить вообще, это идеальный вариант – нужно просто набраться терпения и ждать в машине. Но ожидания в очереди автомобилей на границе с Россией может растянуться в бесконечные часы и сутки, поэтому в этом плане пеший путник весьма экономит время, теряя на силах.

На каждый запрос есть разные перевозчики – легковыми машинами везут неходячих, тех же, кто может передвигаться хотя бы как-то, везут автобусами до границы и от границы.

Цена в зависимости от услуги варьируется. Есть такая условная градация у перевозчиков на ходячих и не ходячих стариков. К первым, кто путешествует, не выходя, легковыми машинами, обычно относятся шахтеры с очень хорошей пенсией – для таких стоимость дороги не играет существенной роли, часто они берут с собой в сопровождающие детей, оплачивая дорогу и им. Для тех же, кто получает стандартные 2200 грн украинской пенсии, добро пожаловать в очередь на мост на Станицу, потому что оплата дороги в 1300 грн через Россию сумма весьма существенная.

Мы никогда не задумывались, где у нас больше родственников – в России или в Украине. Но все эти пенсионные дела показали, что родственники в украинских городах это прежде всего очень выгодно. Судите сами, не нужно платить 1500 грн в год за прописку как платят те, кто такого выгодного родства не имеет. Есть бесплатные стол и кров (сутки ночлега в частном секторе на украинском стороне колеблются от 100 грн до 200 грн в зависимости от удобств и близости к инфраструктуре), а главное – есть эмоциональная поддержка.

У нас всего этого нет. Мы пару раз обратились к знакомым по поводу возможной прописки на территории законной Украины, но нам пространно и вежливо отказали. Прописка по дружбе слишком обязывает. Прописка у случайных людей всегда лотерея, потому что прописать могут по несуществующему адресу или не подтвердить факта прописки при возможной проверке.

Коронавирус внес коррективы не только в сами поездки, но и в их стоимости. До 17 марта (закрытия границ из-за карантина) такие вот поездки через Россию в Украину стоили 1000 грн: 400 грн в одну сторону + 200 грн на границе с Украиной за то, чтобы не писали протокол за нелегальное пересечение границы.  Сейчас такие поездки стоят 1300 грн: 1200 грн дорога в оба конца + 100 грн на границе.

И ещё несколько штрихов. Раньше перевозчик возил несколько раз в неделю. Например, привозил во вторник рано утром, а в среду рано утром вез назад. То есть на украинской стороне человек находился сутки, за которые решал все свои вопросы. Сейчас из-за малого количества желающих возят два раза в неделю и срок нахождения в Украине растянулся на двое суток, за которые человеку без родственников или друзей на украинской стороне приходится платить. Объясняют это тем, что едут часто не только пенсионеры, а и те, кто получает украинский паспорт, решает какие-то юридические вопросы, а им одних суток пребывания на украинской стороне мало.

В связи с коронавирусом как желающих ехать через Россию так и перевозчиков стало гораздо меньше.

Отдельно стоило бы рассказать о психологическом состоянии путешествующих. Речь ведь не идет о тех европейских пенсионерах, кто привык путешествовать и знает, как это делать. Местные пенсионеры - чаще всего те, кто редко надолго выходит из дома, для кого любое изменение привычного уклада жизни – стресс.

Я наблюдаю за мамой. Долго и придирчиво она выбирает одежду в дорогу. Речь идет далеко не о том, чтобы выглядеть привлекательно. Мама пытает одеться функционально, потому что любой груз ей нести на себе.

Шарф – на нем можно будет спать, потому что часто постельное меняют только раз в неделю, и тот, кто приезжает позже понедельника, спит уже после кого-то, поэтому шарфом можно накрыть подушку.

Кофта помимо её прямого назначения может быть одеялом. Но при этом кофта должна быть настолько легкой, чтобы сняв её, вес был почти не ощутим.

Вещей минимум. Точнее – практически ничего. Никаких ночнушек или мыльных принадлежностей: все это нести через границу на себе. Поэтому мама берет предельно мало, взвешивая каждую вещь на предмет её крайней необходимости в дороге.

Несколько раз она меняет сумку – брать сумку-сетку, в которой видно содержимое на границе, или сумку через плечо, которую будет удобно нести?

Примерно так с каждой вещью. За годы путешествий и гардероб, и обувь, и аксессуары подобраны четко под эти перемещения – фонарик, чтобы не будить соседей по комнате, собираясь ночью на выход, часы на руку, максимально удобная обувь. Из еды - скорее перекус, а не еда, потому что еда имеет вес и еда привязывает к туалету. Любой возрастной путник знает все эти деликатные моменты таких путешествий, когда водители гонят без остановки, а туалеты часто лишены комфорта.

О таких перемещениях стоило бы написать книгу. Хотя вряд ли это был бы бестселлер. Старики. Смешные, нелепые, часто тяжело больные. В силу возраста часто по-детски обидчивые на любую кажущуюся им несправедливость. Любого из них предельно легко обмануть, и часто они становятся добычей мошенников именно из-за своей наивности.

Мама привозит из каждой поездки свои истории. И сразу же, зайдя в дом, идет мыться, отправляя всю одежду в стирку. Я думаю, это что-то психологическое, когда с себя хочется смыть все, что связано с этой дорогой: тыканье на блок-постах и очередях возле банков, ссоры в автобусе, бег через границу.

Уже в автобусе в этих скупых разговорах оказывается, что кто-то снимает жилье с душем и кухней, а кто-то в общей комнате, где часто вповалку спят мужчины и женщины, не разделяемые хозяйкой по половому признаку.

Дилемма «А нужно ли нам всё это» встает каждый раз. Я убеждаю маму, что условия переездов и все тяготы не стоят тех денег, которые она привозит домой. Да, собственно, она и не привозит ничего – остатки пенсии она вкладывает в следующую поездку, а то, немногое, что остается, обналичивает в Меловом, покупая сладости и нехитрые гостинцы. Мы определенно не стали богаче от этих поездок.

Возможно, мы просто не правильно подходим ко всему – нужно все хорошо рассчитать, и подходить к таким рейдам предельно расчётливо, как и делают многие. Мы считаем просто: при пенсии в 2200 грн 1500 грн мама отдаст за прописку на год, 1300 грн за дорогу, 200 грн за двое суток жилья и ещё она отложит 1500 грн на следующую дорогу. То есть 4500 грн. Получая, она вкладывает деньги в следующую поездку. Но именно из таких вот «туров» мама привозит лекарства, которых нет здесь. И, благодаря таким вот поездкам, мама чувствует свою нужность семье. Как будто это её добровольный вклад в бюджет нашей семьи ценой здоровья и сил.

Поэтому я обиженно молчу, когда мама собирается в свои мучительные рейды за пенсией. Нужно ли это? Нужно ли это такой ценой? Начиная всю эту пенсионную эпопею, я принимала решение платить за все, понимая, что маму не переубедить. Поэтому выбор и пал на дорогу через Россию, как наиболее комфортную и менее стрессовую.

Для тех, кто не включен в эти пенсионные испытания, я могу сказать, что это совсем другое измерение жизни. Любой рейд за пенсией идет в пересчет на месяцы человеческой жизни. Но часто, кто не знает всего этого, оценит ситуацию очень поверхностно: вам хорошо, у вас две пенсии. Собственно, мы и не спорим. Две пенсии, как и жизнь здесь, выбор каждого. И пенсионный туризм развит не только отсюда, но и в «республику» с территории законной Украины, о чем почему-то не принято говорить.

Ольга Кучер, Луганск, для "ОстроВа"


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: