Четверг, 17 августа 2017, 02:341502926488 Написать нам Реклама на сайте Мобильная версия English

Вверх

Большинство участников АТО, арестованных прокуратурой, попали в СИЗО за задержания сепаратистов. Об этом в интервью "Общественному радио Донбасса" заявил правозащитник, офицер Вооруженных Сил Украины Виктор Шидлюх.


- Вы как правозащитник занимаетесь защитой украинских военнослужащих, которые воевали в зоне АТО и сейчас находятся в местах лишения свободы. Сколько сейчас таких людей в Украине?

- Непосредственно сейчас под следствием и в местах временного содержания находятся около 140 человек.

- Известно, сколько из них офицеров, а сколько солдат?

- У меня нет такой информации, но определенное количество офицеров там есть. Интересно, что не делают исключений ни для офицеров, ни для солдат: всех сажают в следственные изоляторы и ограничивают в правах. Причем, сажают вместе с сепаратистами, с которыми ни воевали…

- Какого рода обвинения им предъявляются?

- Как правило, обвинения абсурдны. Например, одного офицера обвиняют в краже военного имущества, но прокуратура сама же и пишет, что это имущество не является военным. Понимаете, какой абсурд? Одного начальника финансовой части прокуратура преследует девять лет, и его обвиняют в том, что он незаконно выдал денежные средства. Интересно, что он ссылается на то, что выдал эти денежные средства на основании судебного решения. А это судебное решение, после изъятия прокуратурой как вещественное доказательство, пропало в самой прокуратуре. А человека целых девять лет преследует прокуратура. И до сих пор он ограничен в правах, был лишен воинского звания и так далее.

- А есть "типичные" обвинения для военнослужащих, которые служили в АТО?

- Обвиняют военнослужащих, которые занимались задержанием, так называемых, сепаратистов. Приведу один пример, когда военнослужащие задержали одного человека, которого они подозревали в том, что он следил за позициями сил АТО (у него на мобильном телефоне нашли определенные фото- и видеоматериалы, был незарегистрированный пистолет с затертым номером), так вот они отвезли этого человека на блокпост на его же машине (что позволяется), но там сотрудники, тогда еще милиции, отказывались его принимать. Военнослужащие повезли его обратно, и уже на обратном пути, те же милиционеры, задержали их якобы за незаконное задержание человека. А сейчас им инкриминируют статьи, хотя человек жив-здоров, никакого вреда не было нанесено. Удивляет то, что, как правило, во всех этих абсурдных обвинениях прокуратура уперто стоит на своем. Например, в том деле, где обвиняют человека в краже военного имущества, которое не является военным и у него даже есть алиби (его не было на месте в день кражи). Так вот,- есть пять решений судов, которые установили, что в обвинительном акте отсутствует состав преступления, в судах удивляются, что они пять раз выносили решение, которое вступало в законную силу, что нет состава преступления и нет сформированного обвинения, нет ни доказательств, ни обстоятельств, которые свидетельствовали бы о наличии в действиях этого лица какого-то преступления. Но прокуратура все равно пятый год продолжает преследовать этого офицера, который служит, запугивают его беременную жену.

- Почему такое отношение? Мы же все делаем одно дело, одна война...

- На самом деле не все делают одно дело. Наверное, у них есть свои определенные интересы. Я понимаю, как это могло бы происходить в нормальном, цивилизованном и правовом государстве: если прокуратура не нашла состава преступления, она отказывается от обвинения; если прокуратура взвешено подходит к процессу, то она только в крайнем случае будет прибегать к такой мере, как лишение свободы. А у нас сейчас генералов сажают, причем, когда следствием еще ничего не установлено. Этот генерал служит, у него люди в подчинении, а его уже объявляют преступником, заявляют, что он куда-то сбежит… Да я гарантирую, что они не будут никуда сбегать, потому что офицеры - это люди, которые живут на одну зарплату, им некуда сбегать, и сейчас в армии в основном остались те, кто находится там по зову души, а не те, кто хочет наживаться. А сейчас происходят нехорошие вещи. И они также вызваны тем, что в украинском законодательстве не очень широко прописаны все процессуальные действия, которые должны применяться. В частности, у нас потеряна вся юридическая наука в составлении обвинительного акта, который должен предусматривать состав преступления, объект и субъект преступления, объективную и субъективную стороны и так далее. И все эти вещи являются обязательными для доказательств в уголовном обвинении. Соответственно, наши следователи и прокуроры пренебрегают этими требованиями, и рождаются обвинительные акты, как например в деле генерала Назарова, в которые просто набросали каких-то обстоятельств, эмоций, нет доказательств и так далее. Согласно международному праву, человек имеет право знать сущность обвинения - это обстоятельства и доказательства, которые это подтверждают. Если есть свидетели, которые что-то подтверждают, то человек должен знать, что они подтверждают, чтобы найти алиби или свидетелей, которые это опровергнут.

- С другой стороны, генерал все-же больше защищен. Наверняка, он найдет деньги на адвоката. Потом он может обратиться в тот же в Европейский суд?

- Конечно, у всех есть такая возможность, и простые солдаты, и генералы могут обратиться в Европейский суд. Но он рассматривает только прецедентное право. У нас, согласно Конституции Украины, человек считается невиновным, пока его вина не доказана в суде, а сейчас двух генералов опозорили на всю страну нелепыми обвинениями. Прокуратура не имела права этого делать, пока суд не определит их вину. Сейчас эти дела двух генералов находятся на стадии рассмотрения, апелляции и расследования. Что касается и рядовых, - там еще больше жалоб, с ними вообще не церемонятся. Они сейчас находятся в изоляторах временного содержания, и там им говорят "закрой рот, укроп". Если почитать решения некоторых судей, которые судят украинских военных, то в них они, фактически, легализуют ОРДЛО. В решениях судей фигурируют документы из ОРДЛО с печатями "республик", судьи их принимают и на их основании выносят решения.

- У вас есть конкретные примеры?

- Например, судья Константиновского районного суда Белостоцкая Елена Васильевна, которая вела дело Агапова, Щурова и еще одного военнослужащего. Так вот, случайно наткнулся на то, как она выносила решения без участия сторон на основании документов из ОРДЛО.

- Известны ли факты, когда украинских задержанных военнослужащих пытают в нашей прокуратуре или СБУ?

- Да, военнослужащие на это жалуются. Я не могу устанавливать, имел ли место этот факт или нет, но когда некоторых военных задерживали - они был здоровы, а сейчас они больны. Что могло случиться за несколько месяцев, пока они сидели в СИЗО? Сейчас адвокаты пытаются хоть каким-то образом добиться, чтобы одного из них хотя бы перевели в больницу, а суд отклоняет эту просьбу. Хотя стоит всего лишь включить логику: откуда взялись болезни, связанные с конечностями и ухудшением общего состояния? Или у нас в СИЗО созданы такие неприемлемые условия для нахождения военнослужащих, что они там болеют? И это при том, что они находятся на стадии, когда вина не доказана. Они сейчас по закону невиноваты, а их удерживают вместе с сепаратистами. Нет отдельных учреждений, где бы содержали военнослужащих, находящихся под следствием.

- Министерство обороны вообще способно защитить своих людей?

- Юридически у Министерства обороны нет правовых оснований и возможностей, чтобы официально выступить в защиту своих военнослужащих. Но по факту министр обороны Украины обратился к Президенту относительно изменения подсудности, поскольку военнослужащие, которые находятся в местах временного содержания, жалуются на то, что происходит их дискриминация по признаку участия в АТО. Например, мне рассказывали такой случай, когда человеку дали семь лет лишения свободы, на мой взгляд, ни за что. Когда у судьи спросили, почему было вынесено такое решение, судья ответил: "За то, что взял в руки оружие". Но ведь он-то взял в руки оружие для защиты своей страны.

- Что-нибудь изменилось после того, как министр обратился к Президенту?

- Я точно не знаю. Я знаю, что сейчас Уполномоченный по правам человека также обратился к президенту по этому вопросу, потому что так дело оставлять нельзя. У военнослужащих должна быть нормальная защита. Иначе мы просто потеряем государственность. Если военнослужащие перестанут чувствовать себя защищенными со стороны государства, то могут быть опасные последствия. Поэтому, сейчас принимаются серьезные меры должностными лицами, и все действительно заинтересованы что-то изменить. Но понимаете, вопрос уже настолько запущен, что это сложно сделать. Я знаю, что народные депутаты пытаются что-то изменить, они хотят брать военнослужащих на поруки, но прокуратура издевается и говорит, что не доверяет им.

А такой вопиющий факт: некоторых военнослужащих, которые приехали воевать за Украину с неподконтрольных территорий, держат в СИЗО, объясняя это тем, что им, якобы, негде жить. Им сказали, что у них нет постоянного места жительства, поэтому им выбрали меру пресечения в виде содержания под стражей. Как видите, некоторые вещи просто доходят до абсурда.

- Как Вы думаете, посмотрев и прочитав это, многие захотят идти служить?

- Наша армия - это отображение всего, что происходит в нашей стране. Это происходит не только в армии, аналогичные вещи имеют место и в других гражданских сферах. Самое страшное - это тот цинизм, с которым это все происходит в отношении военнослужащих, которые жертвуют своей жизнью ради государства, а их потом по сфабрикованному обвинению хотят привлечь к ответственности.

- Как можно бороться с таким произволом?

- Необходимо всем объединяться, вносить изменения в уголовно-процессуальный кодекс, прописывать там исключительные основания и так далее.





ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕО

ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

Погода
Погода в Киеве
Погода в Донецке
Погода во Львове
Погода в Симферополе

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер:

влажность:

давл.:

ветер: